Sunday, December 31, 2017

A Midsummer Night’s Dream

Воодушевленная премьерой в Тель-Авивской опере, я решила прочитать комедию Сон в летнюю ночь. Наверняка я ее читала в далеком детстве, но содержания не помню. И в театре не видела, все собираюсь пойти в Тмуну и наверное соберусь. Лучшие сцены комедии связаны с самодеятельной труппой, которая по ходу действия проводит репетиции своего спектакля. Как это бывает у Шекспира, кто бы он ни был, его стиль резко меняется, когда он пишет интересные хорошие вещи. Очень актуальный отрывок о политкорректности в искусстве.

Act III, Scene 1
The wood. TITANIA lying asleep.

---
[Enter QUINCE, SNUG, BOTTOM, FLUTE, SNOUT, and STARVELING]
Bottom. Are we all met? 820
Quince. Pat, pat; and here's a marvellous convenient place
for our rehearsal. This green plot shall be our
stage, this hawthorn-brake our tiring-house; and we
will do it in action as we will do it before the duke.
Bottom. Peter Quince,— 825
Quince. What sayest thou, bully Bottom?
Bottom. There are things in this comedy of Pyramus and
Thisby that will never please. First, Pyramus must
draw a sword to kill himself; which the ladies
cannot abide. How answer you that? 830
Snout. By'r lakin, a parlous fear.
Starveling. I believe we must leave the killing out, when all is done.
Bottom. Not a whit: I have a device to make all well.
Write me a prologue; and let the prologue seem to
say, we will do no harm with our swords, and that 835
Pyramus is not killed indeed; and, for the more
better assurance, tell them that I, Pyramus, am not
Pyramus, but Bottom the weaver: this will put them
out of fear.
Quince. Well, we will have such a prologue; and it shall be 840
written in eight and six.
Bottom. No, make it two more; let it be written in eight and eight.
Snout. Will not the ladies be afeard of the lion?
Starveling. I fear it, I promise you.
Bottom.              Все в сборе?
Quince.             Так, так;  вот здесь прелестное удобное место для репетиции. Эта зеленая полянка будет нашей сценой, под кустом боярышника будет гримерная: мы сейчас сыграем все точно так, как будет на представлении перед герцогом.
Bottom.              Питер Квинс,
Quince.              Что ты изрек, задира Боттом?
Bottom.              Здесь есть вещи в этой комедии Пирамус и Тишби, вещи очень неприятные. Во-первых, Пирамус должен выхватить меч и убить себя; дамы этого не вынесут. Что скажешь?
Snout (Рыло).   Святая Мария, какой ужас.
Starveling.          Я думаю, что мы должны убрать убийство, и все будет в порядке
Bottom.               Ни-ни; я знаю способ. Напишите мне пролог; и пролог как бы разъяснит, что никакого вреда от нашего меча нет, и Пирамус не убивает себя на самом деле; и для большей безопасности скажите им, что я, Пирамус, вовсе не Пирамус, а Боттом-ткачь: это их успокоит.
Quince.             Хорошо, напишем пролог, это будет восемь и шесть строк.
Bottom.              Нет, сделаем больше, восемь и восемь.
Snout.                А дамы не испугаются льва?
Starveling.         Я боюсь этого( или его), я уверен.

Friday, December 8, 2017

ОТКРЫТИЕ Фотовыставки «Местное свидетельство 2017» и World Press Photo


















7 ДЕКАБРЯ ОТКРЫТИЕ Фотовыставки «Местное свидетельство 2017» и World Press Photo – с 8 декабря 2017 по 20 января 2018 в музее Эрец-Исраэль в Тель-Авиве. Фотография с места убийства русского посла (Burhan Ozbilici) задала тон всей выставке. Год видимо был ужасным. Выделялось множество работ русских фотожурналистов, и это понятно, Россия ведет военные действия вне своих границ. Зрители были подавлены большим количеством фотографий с кровью, слезами, детскими несчастными лицами. Израильская часть на этом фоне выглядела более спокойной: привычные поселенцы, солдаты, палестинцы, мусор в пустыне. На открытии было очень много зрителей, можно было увидеть среди них авторов и  их героев. Группа байкеров-сионистов была приятной неожиданностью, они немного разбавили подавленную тяжелую атмосферу, как и фотографии из раздела спорт и природа. Выставка большая, есть что посмотреть. Для тех, кто занимается фотографией, посещение обязательно и для тех, кто не занимается - тоже.

Thursday, December 7, 2017

"Tartuffe" Moliere. Hungtington Theater

Посмотрели Тартюфа в Huntington Theater.
Мы ходим в этот театр каждый год (можно сделать поиск в блоге на Huntington) по двум причинам: или они ставят современную/знаменитую американскую пьесу, получившую Пулитцеровскую премию, или они ставят классику, которую я всегда хотел посмотреть/прочитать, но как-то не доводилось.
Поэтому мы пошли на Тартюфа. Но на этот раз я прочел пьесу заранее в замечательном переводе М.Донского. Легкий, изящный красивый русский язык.
И, как оказалось, на спектакль можно было уже не ходить.
Они никогда не блистали сценическими идеями или актерскими работами. Но здесь они решили приблизить пьесу к современности. И кто-то им сказал, что для этого надо сделать пару нехитрых дел: дать мобильные телефоны героям, пусть "записывают" и "фотографируют", в начале пусть будет как бы пантомима, освещенная вспышками света, пусть солдаты прибудут на вертолете, как бы спецназ, а в конце, сказали, пусть "танцуют все!": Как бы мир-дружба. Ну и Тартюф танцевал с Оргоном, Дорина с Марианой и дальше по списку.
Это механическая бессмысленная мешанина французского с нижегородским (или новоанглийским?) удручила больше всего. Прочитали бы, как они хорошо умеют, текст (тоже хороший современный перевод на английский) - нет, решили, что раз надо по-новому, так чего там, не бином Ньютона.   

После этого, чтобы утешиться, увидеть настоящий театр, сел и посмотрел, наконец, "Всего несколько слов в честь господина де Мольера".
И не утешился. Показалось медленно, никак, раздражал Ширвиндт в роли Дон Жуана. В общем, не задело ничего. Может, не надо было так долго ждать. Может, просто известие, что Эфрос поставил телеспектакль о Мольере, и в роли Мольера - Любимов, было само по себе достаточно - своей политической недвусмысленностью и радостью, что два мастера вместе создали что-то, что наверняка является шедевром режиссерским и артистическим.

После этого - ну нельзя же так! - посмотрел документальный фильм об Эфросе: https://vimeo.com/38109179
И успокоился. Там А.Васильев говорит об Эфросе - необыкновенно. И звучат письма Крымовой Эфросу. И вообще - жизнь, которая ярче любой пьесы, каким-то образом в этом фильме зацепилась и зацепила меня - сильно.

Вот какая протянулась цепочка от заурядной постановки великой пьесы Мольера Тартюф в среднем американском бостонском театре.


Wednesday, December 6, 2017

Exhibitions


Монпарнас на выставке в Музее Фаберже (столица Ленинградской всё ещё области)
https://artchive.ru/news/2972~Modiljani_Sutin_Utrillo_i_drugie_legendy_Monparnasa_na_unikalnoj_vystavke_v_Muzee_Faberzhe

В живом русском языке в отличие от Институт Р/Я АН СССР-ского варианта или даже Малого театра все существительные скл



оняются.

Monday, December 4, 2017

"What makes it great?" Mozart Symphony N40. Rob Kapilow

В прошлом году впервые узнали о серии "What makes it great" (http://moviesarttalk.blogspot.com/2016/03/what-makes-it-great-beethoven-symphony.html) и в этом году пошли опять.
И снова - очень сильное, яркое впечатление. Хотя в этот раз он разбирал, наверное, самое популярное, самое красивое, произведение классической музыки, 40-ю симфонию Моцарта. Так что вопрос - действительно ли это великое произведение (как в случае с Бетховеном в прошлом году) передо мной не стоял. Но, как и в случае с Бетховеном, я узнал, чем отличается эта музыка от своих предшественников и современников, от каких протоптанных путей отказывается гений, какие привычные ожидания он нарушает.
Капилоу очень интересно слушать. Он говорит о "главных" вещах. О трагедии, существующей  в жизни. О том, что граница между печалью и радостью открыта в обе стороны, и музыка Моцарта постоянно переходит эту границу, из мажора в минор и обратно. Но кончается 40-я симфония - в миноре, и это то, что ни Гайдн ни даже Бетховен не посмели сделать, сказал Капилоу. Они не посмели закончить ни одну из своих симфоний в миноре, оставить слушателя в печали.  Моцарт сделал это в 40-й, одной из трех последних симфоний, которые он написал летом 1778 года, в неполных 33 года, за 3 года до смерти.
Смотреть музыкальные рукописи Моцарта, сказал Капилоу, - адское наказание для композитора. Они - без помарок. Моцарт слышал музыку целиком, и ему оставалось только записать, что он слышит. А когда я взял в библиотеке бетховенские музыкальные рукописи, сказал Капилоу, они были исчерканы так, что я не сразу понял. где верх, а где низ. 
Капилоу много и интересно цитирует - поэтов, прозаиков, философов. Он остроумен и энергичен. Нужно усилие, чтобы включиться в стремительный поток его выступления.
Но вознаграждение оправдывает любое усилие. Потому что в итоге ты-таки действительно понимаешь - What makes it great!
 

Tuesday, November 28, 2017

Московская киноафиша - VI: Аритмия (2017) Б. Хлебников

Татьяна Бетчер из Москвы:



Самое сильное переживание октября - фильм Б. Хлебникова "Аритмия". Он такой российский, такой до мозга костей сегодняшний, такой пронзительный в каждом эпизоде правдой каждой детали, что живущим сегодня вдалеке от России, боюсь, его не прочувствовать, а значит и во многом не понять. Абсурд, ставший нормой, понять, конечно, нельзя. Но здесь это боль, а снаружи, наверное, просто обычный российский идиотизм.
Фильм о враче скорой помощи и о его обречённом на поражение личном противостоянии реформе системы здравоохранения. Его неприятие реформы заключается в том, что он, вопреки министерским и начальственным приказам, работает по совести, работает так, как мы хотим, чтобы работала «скорая», за это система его «плющит и таращит», а он только глушит боль алкоголем и работает дальше. И мы понимаем, что надолго его не хватит, как не хватит и другого врача, задающего начальнику вопрос: «А как же человеческий фактор? Мы же с людьми работаем!». И снова мы понимаем, что силу судьбы приобрёл ответ начальника: «Работаем так, чтобы человеческий фактор исключить!». 
Хлебников работает на крупных планах. Такая близость чужого лица шокирует и хватает за душу. Трудно представить, сколько сил вычерпала эта работа у исполнителей главных ролей А. Яценко и И. Горбачевой, но за зрительскую потрясённость пережитым, безусловно, ими дорого заплачено.
В 2007 году А. Попогребский снял тонкий, глубокий фильм «Простые вещи» об обыкновенном питерском враче. Простые вещи – это само собой разумеющиеся вещи: доверие врачу и врачебная порядочность по отношению к больному. Попогребский рассказал историю выживания, самосохранения врача, а Хлебников – историю медленного самоубийства.  Десять лет назад на что-то ещё можно было надеяться.

Те, кто не знает Хлебникова, но кое-что слышал о фильме, спрашивают: он как Звягинцев? Мне кажется, что общее у них - чувствование и видение болевых точек сегодняшнего российского социума. Но совершенно разный киноязык, совершенно разная киноинтонация и совершенно разная направленность взгляда, обращенность взгляда. Звягинцев частную человеческую историю проецирует на социум, превращает в общесоциальную проблему. Хлебников показывает, как социальная деструкция отзывается в отдельном человеке, во что превращает его жизнь. Звягинцев идет от частного к общему; Хлебников от общего к частному. Звягинцев обращается к разуму, а от фильмов Хлебникова болит сердце. Хлебникова на Оскар не пошлют, но на Кинотавре он взял главный приз.(Это всё я сейчас сама сформулировала и очень этому рада, т.к. всё пыталась понять - в чём же их отличие, столь очевидное, но очень трудно определяемое). 
Я рада, что эти режиссеры есть,  что их не закатал под асфальт михалковский «мейстрим».

Московская киноафиша - V: Egon Schiele: Tod und Mädchen (2016) Дитер Бернер

Татьяна Бетчер из Москвы:

В Музее изобразительных искусств им. Пушкина 10 октября открылась выставка: «Густав Климт. Эгон Шиле. Рисунки из музея Альбертина (Вена)». 
Климта знают если не все, то многие и многие, а вот Эгона Шиле…. Работы  ученика Климта Эгона Шиле я увидела впервые и вообще впервые узнала о таком австрийском художнике (а его считают чуть ли не отцом австрийского экспрессионизма). Увидела и была совершенно сражена свободой, откровенностью, и в то же время каким-то смертным надрывом его  рисунков и акварелей. Климт с его декадентски утончёнными моделями совсем  потерялся среди вывернутых и раскоряченных натурщиц Шиле. Выставку покинула с чувством совершенного открытия.  А на следующий день вдруг увидела в киноафише фильм: "Эгон Шиле. "Смерть и дева", 2016 г.  и, конечно, пошла.

В фильме  Дитера Бернера «Egon Schiele: Tod und Mädchen», 2016,  образ Эгона Шиле –   образ художника, интуитивно уловившего подспудные толчки жесточайших страстей и разрушительных инстинктов во внешне благопристойной   жизни Австрии, Европы накануне первой мировой войны. Это очень красивый фильм с прекрасными актерскими работами. Операторскую работу хочется назвать подлинно художественной. Именно камера играет решающую роль в создании текучих, дымчатых, зыбких, словно ускользающих интерьеров и пейзажей, которые сливаются в такие же утекающие дни и месяцы предшествующие войне и годы самой войны. И на фоне этой зыбкости ярко, контрастно, гротескно представлены образы-характеры Шиле и двух главных его муз. Лучшие актерские работы - женские, и это придаёт фильму дополнительную остроту и чувственное напряжение. Может быть, он не отличается интеллектуальной глубиной, но оставляет простор воображению и даёт много поводов к размышлениям. И ещё фильм засыпает нас рисунками Шиле, в нём есть картины, которые до Москвы пока не доехали.. Мне кажется, режиссеру   удалось  создать в фильме атмосферу художнической одержимости и гибельности, что, как я поняла по рисункам, совершенно соответствует натуре Шиле. Смерть Шиле в 1918 году кажется символичной: после войны Европа стала совсем другой, и не хочется думать, что могло в ней произойти с таким художником.

  Думаю, этот фильм   заслуживает того, чтобы его посмотреть, даже если не понравится. Я понимаю, что в фильме, как и в творчестве Шиле может быть неприемлемым (как, например, многие не приемлют Вагнера), но это очень яркая и цельная кинематографическая работа, как и художественный мир самого художника.

Wednesday, November 15, 2017

Преследуемые, убитые. 50 рисунков детей - учеников Юло Левина.










Хайфский музей открывает: Once upon a time - новая выставка в The art center, 24 Shabbetai Levi Stree
Юло Левин, третий и младший ребенок Эммы и Лео Левин, вырос в Щецине. Уже в ранние годы Юло интересовался искусством. В 1926 году он окончил художественную школу и с 1931 получил года работу в Дюссельдорфе.
После окончания школы в 1926 году Левин получил свою первую крупную комиссию, фреску для GeSoLei, за которую он мог позволить себе провести несколько недель в Париже. Еще одна поездка во Францию привела его летом 1931 года в течение шести месяцев в Марселе, где также появились многочисленные мощные, красочные акварели, картины маслом и рисунки. До прихода фашистов к власти он вел активную деятельность, творил, участвовал в выставках. После запрета на живопись художник работал учителем рисования в еврейских школах в Дюссельдорфе и Берлине. В июне 1933 года Левин был арестован по политическим мотивам, вызванный его близостью и симпатией к левым оппозиционным деятелям и КПГ. Из-за его еврейского происхождения ему было отказано в членстве в Рейхской палате культуры и, следовательно, в дальнейшей профессиональной практике. Юло Левин работал учителем искусств в частной еврейской начальной школе, основанной в 1935 году на Казерненштрассе в Дюссельдорфе и собрал важные рисунки своих учеников. Эта коллекция попала к Мике Монжау, жене художника Франца Монжо (1903-1945 гг., убитого в концентрационном лагере Ордруф в Бухенвальде), которая сохранила ее для потомков. Названные «Chased, Murdered», эти рисунки еврейских детей были выставлены по всему миру. Коллекция находится в Городском музее Дюссельдорфа.
Левин отправился в Берлин в 1939 году, где также преподавал рисование. С 1942 года Левин работал рабочим в еврейской общине Берлина. В Берлине он видел грузовые поезда, которые постоянно везли евреев на восток. 17 мая 1943 года Левин был депортирован в Освенцим и убит. Такая вот грустная выставка.

Опасное искусство - серия выставок в Хайфском художественном музее.

Опасное искусство - серия выставок в Хайфском художественном музее. Activart, художники против несправедливости, ограничения свобод, предрассудков и ненависти. Неудобное искусство. Девушки из FEMEN вдруг появляются со своей голой грудью перед Путиным, Pussy Riot скачут как бешеные на амвоне, Павленский сжигает сначала дверь на Лубянке, а недавно сжег банк в Париже. Художники выходят на улицы, участвуют в движениях протеста в надежде повлиять на происходящие процессы, изменить мир. Выставки в Хайфском музее большей частью состоят из инсталляций об активном протестном искусстве, старые фотографии, работы прошлых лет, всколыхнувшие когда-то общество. Кому-то покажется, что это обычные происки левых, которые по традиции захватили газеты, почту и телеграф, другим, что художникам и кураторам не хватает смелости делать настоящее актуальное политическое искусство, искусство, выбивающее почву из-под ног зрителя.Выставки политического искусства вызывают горячие споры об искусстве у простых зрителей, если они не критики, кураторы или искусствоведы. Есть ли сейчас искусство или оно уже давно не существует, закончилось во времена Дюшана, Поллока (на выбор), а, главное, что такое искусство и какова его цель. Должно ли быть все красиво и приятно, гармонично и поучительно. Некоторые хотят выйти из музея просветленными, плывущими над поверхностью почвы с желанием обнять человечество. Другие хотят, чтобы художник задел какие-то болевые точки, вывел бы всех, как говорится, на чистую воду, сорвал бы "всяческие маски", разрушил бы тину равнодушия и тупого самодовольства. Особенно возмущались зрители работами, посвященными израильско-палестинскому конфликту. Есть в этом резон, мы устали, нам это надоело. И если есть работы израильских авторов, посвященные жертвам-палестинцам, почему нет работ художников-палестинцев о жертвах на израильской стороне. Но это как раз говорит о том, что в Израиле есть свобода слова и самовыражения, хотя в последнее время появились силы, желающие эту свободу подсократить, а на противоположной стороне с этим еще туговато. На выставке есть пример: на картине Свобода на Баррикадах художник стыдливо прикрыл грудь Свободе, видимо приспособил ее к региональным особенностям. Работы о конфликте нужны, просто для того, чтобы напомнить, что конфликт существует, что есть страдание, что с обеих сторон стоят не только политики, а люди, у каждого есть лицо и имя, они одинаково чувствуют боль.

Tuesday, November 14, 2017

Московская киноафиша ноября

Татьяна Бетчер из Москвы:

В ноябрьской киноафише Москвы одновременно оказалось 4 фильма о художниках (Ван Гог, Гоген,Шиле, Джакометти); 1 о писателе (Хармс); 3 о режиссёрах (Пазолини, Бергман, Годар), из них только один документальный; 2 о музыкантах (композитор  Олег  Каравайчук  и британец Стивен Патрик Моррисc) – документальный и игровой.  Это кроме шведского пальмоносца «Квадрат», гдеРубен Эстлунд  пытается осмыслить роль и место искусства и его творцов в современной жизни, а попутно ещё много чего. Все фильмы созданы в 2016-17 годах. Мне кажется, что такое пристальное внимание к творцам художественного мира не может быть случайным. И ещё мне кажется, что это человеческий ответ на ежедневный информационный поток о всё новых достижениях робототехники и потрясающие успехи в области создания искусственного интеллекта. Не знаю, подвигала ли на свершения  режиссёров мысль о противопоставлении художественного сознания искусственному интеллекту или им просто было интересно проникнуть во внутренний мир творческой личности, но такой сгусток фильмов о личностях в искусстве, одновременно созданных в разных странах, вряд ли случаен. Но в кино всё-таки главное не о чём говорится, а как, и хочется думать именно над «как»

Московская киноафиша - I: Final Portrait (2017) Stanley Tucci

Татьяна Бетчер из Москвы:

Современныe технологии, позволяющие воспроизводить не только манеру, но и характер мазка, толщину грунтовки холста широко использованы в этом фильме, но всё это только для соответствия, только ради  правды образа. Главное – сам Джакометти (актер Джеффри Раш) в середине 60-х. Уже старый, уже знаменитый, уже такой же миф, как Шагал и Пикассо. Полтора часа мы наблюдаем, как старик Джакометти в течение трёх недель работает над портретом молодого успешного американского арт-критика и журналиста (актер Арми Хаммер), последовательно уничтожая каждый новый рисунок, мало чем отличающийся от предыдущего. Но пружина фильма - противостояние духа и плоти художника, его нежелание признать себя стариком, его жажда жизни и его страсти, его способность ощущать бытие во всей полноте и в каждой детали, его душевная сила и телесная слабость. Фильм ироничен по отношению ко всем героям, только оттенки иронии очень различны.Трудно не вспомнить повесть Дж. Фаулза «Башня из слоновой кости», в которой так же соотнесены старый Художник и молодой художник-прагматик. Но возможности кино и актёрские работы переводят известный сюжет в другое измерение. Мы попадаем в атмосферу старинных улочек Рима, какими они были в середине 60-х, мы видим Италию, едва оперяющуюся после послевоенной нищеты, и Джакометти становится олицетворением Европы, вышедшей из эпохи фашизма и войны с новым ощущением жизни, её мимолётности и трагизма. Джеймс Лорд, его молодая, лощеная, изучающая довольство модель, предстаёт образом Америки, ощутившей свою власть над всем миром и наивно упивающуюся этим новым чувством, но с удивлением обнаруживающую свою зависимость от немощной Европы.
Фильм очень здорово снят, он доставляет удовольствие на самых разных уровнях восприятия. Сразу захотелось пойти в Музей современного искусства З.Церетели на Петровке, где есть несколько работ Джакометти.

Московская киноафиша - II: Loving Vincent (2017)

Татьяна Бетчер из Москвы:

Фильм уникален - два часа рисованного масляными красками в манере Ван Гога повествования-расследования его смерти. Анимированные портреты с холстов художника, городские и сельские пейзажи, знаменитые натюрморты и интерьеры как детали его жизни и быта… Вряд ли этот режиссёрский (Дорота Кобела, Хью Велчман) и художнический подвиг (более 100 художников) совершен ради и на радость любителей творчества Ван Гога. Скорее, чтобы привлечь к нему внимание молодёжи, а ещё более вероятно, ради достижения поставленной художественной задачи – оживить загадочные полотна, разгадать тайну их магии.  Мне кажется, утилитарная задача вполне успешно решена, а тайна работ Ван Гога остаётся тайной, вопреки всем достижениям современных технологий

Московская киноафиша - III: Хармс (2017)

Татьяна Бетчер из Москвы:

В этом российско-литовско-македонский проекте не только творчество, но и сама личность поэта представлены как выражение и олицетворение советского абсурда 20-30-х годов. Фильм сосредоточен на точности деталей во всём, на атмосфере ленинградской писательско-издательской жизни, на тюремном ужасе, на стихии стёртой, безликой, оказённеной речи таких же стёртых жителей бывшей столицы, в которой тупо повторяющиеся  фразы теряют всякий смысл.  Да и сам Ленинград мы видим только двором-колодцем с обшарпанными стенами подъездов. Фильм об убийстве души и жизни, при этом уничтожение и постепенное исчезновение в лагерях и ссылках  ОБЭРИУтов  осталось за кадром. При несомненной любви авторов к своему герою  фильм не дал почувствовать, что Хармс был больше, выше, значительнее царящих вокруг оскудения и абсурда. В фильме он предстал плотью от плоти его. Если бы это было только так, вряд ли мы читали бы его спустя 80 лет. Мне кажется, что эта работа режиссера Ивана Болотникова очень ярко демонстрирует, что умения выстраивать предметный ряд, найти аутентичный эпохе интерьер и скрупулёзно воссоздать одежду тех лет даже в совокупности с яркими актерскими работами может быть недостаточно для того, чтобы сказать нечто важное о художнике. Наверное, Болотников хотел сказать нечто большее, чем просто представить Хармса жертвой тоталитарного режима, но что? Однако, если вернуться к тому, что кино – это «как», то «как» получилось вполне в духе Хармса.

Московская киноафиша - IV: Ingmar Bergman Through The Choreographer's Eye (2017)

Татьяна Бетчер из Москвы:
Четыре шведских хореографа создали четыре композиции, и солисты королевского балета танцуют поэтику фильмов Бергмана, его размышления о кино, жесте как выражении душевного движения, танцуют главные темы его творчества и пейзажи его фильмов. Удивительно цельный фильм, действительно, создающий образ не режиссёра, а его художественного наследия. Совокупность этого наследия, органичного шведскому пейзажу, образу жизни и мироотношению народа, наднациональна. Язык хореографии абсолютно соответствует и наиболее полно выражает  его всеобщность. Думаю, невероятно трудно снять танец так, чтобы он не выглядел как концертный номер. Авторам это удалось. Получился фильм-поэма, фильм-музыка, фильм-образ и, конечно, фильм-благодарность и признание в любви
https://vimeo.com/194171099

Wednesday, November 8, 2017

LBJ (2016) Rob Reiner

Пост Александры Свиридовой
https://asvirid.blogspot.com/2017/11/lbj.html?showComment=1510151276466#c7158168408262952119

Tuesday, November 7, 2017

Другими словами. Tal Kantor (2016)

Просматриваю, куда пойти на Boston Jewish Film Festival этого года.
И натыкаюсь вот на это чудо. Bесь фильм длится 5 минут.
Немного слишком прямолинейный, на мой взгляд. Но какая выразительность! И техника какая-то невиданная. Впрочем, чтО я видел!
https://vimeo.com/channels/staffpicks/240352738


Monday, September 18, 2017

"Леса" (Scaffolding) (2017) Матан Яир

Отзыв Татьяны Бетчер (Москва):

И снова фильм оставил ощущение какой-то неправдоподобной правды героев, их поведения, взаимоотношений, каждого слова, жеста, взгляда. Мне кажется, здесь не может быть никакого «автора диалогов», потому что диалоги не сами по себе, а образ мыслей и чувствования героев. Здесь нет и не может быть никакой компьютерной реальности, потому что все происходящее – реальность, с запахами известки, пыли, пота, школьного мела, спортивного зала и почти зримым напряжением всех отношений внутри повествования. Только в советском кино конца 50-х – середины 60-х были эпизоды такой запредельной правды, что мурашки по коже, а теперь вот в израильском кино.

Название фильма «Леса» имеет и прямой, и метафорический смысл. Второй, конечно, интереснее, потому что отражает мысль режиссера о том, кто, что и как строит человеческую личность, как личность нуждается в «лесах», чтобы подняться, окрепнуть.
А еще фильм о том, как слово учителя вдруг пробуждает душу и об ответственности за это пробуждение. И еще о многом, очень близком и человечном. И удивительно, как точно найдены все приемы киноязыка, позволяющие нам, другим и чужим, так чувствовать и понимать рассказанную историю.

Friday, September 15, 2017

Александрa Свиридовa

Появился блог великолепного автора, Александры Свиридовой, чье имя я узнал и запомнил вскоре после приезда в Америку. Она печаталась тогда в нью-йоркском издании Московского Комсомольца, и ее яркие умные кино и театральные рецензии резко выделялись на фоне, в общем-то, вполне бульварной газетки.
И вдруг - спасибо, Вениамин Маркович! - оказывается, она ведет блог. Похоже, что блог открылся в сентябре этого года. Будем надеяться, что он будет продолжаться.
http://asvirid.blogspot.com/


Sunday, September 10, 2017

The Clark. Permanent collection

После выставки Пикассо решили немного походить по основной коллекции музея. Она большая и всегда есть что-то, что еще не видел или не запомнил. Вот 3 примера:




Этот портрет долго считался работой Рембрандта. После Большой Чистки (1968-2014) его перевели в разряд "Выполненные в мастерской Рембрандта". Но в середине 2000-х, как утверждает комментарий к картине,  "крупнейший специалист по Рембрандту" так прямо и сказал, что это бесспорный Рембрадт. Даже если крупнейший специалист ошибается, мне очень нравится.









Эта жанровая сцена висит неподалеку. Художник Peirre Duval Le Camus мне совершенно неизвестен, хотя фамилия звучит знакомо. Посмотрел его другие картины на Гугле - ничего особенного, хотя несколько висят в Лувре. Но эта, "Урок рисования", - сплошное изящество.











А к этой картине меня подвел Савелий. Тулуз Лотрек, каким его нечасто увидишь. Картина называется "Ожидание".

Picasso: Encounters. The Clark

В конце августа в замечательном Clark Art Institute закрылась выставка "Picasso: Encounters". Для меня, считающего, что 20-й век в живописи был веком Пикассо (как 17-й - веком Рембрандта), эта выставка добавила новые штрихи к пониманию художника. Она оказалась очень интимной, потому что Встречи - это встречи с его главными женщинами, и на рисунках, гравюрах и линогравюрах мы видим его отношения с ними. А что непонятно - объясняют лаконичные но очень содержательные комментарии на стенах.
Вот гравюра, перед которой я стоял долго, потом Марина мне долго объясняла, но вопросы оставались, потом служитель просил отойти подальше и вообще поменять ручку на карандаш. В итоге, опуская неясные детали, стало ясно, о чем пишет комментарий: Ольга, его первая жена, - это лошадь, Волтерс, встреченная им на улице девочка, - пикадор, а ревущий бык - сам Пикассо. И по мере того, как хаос линий прояснялся, хаос жизни художника (Волтерс была невидимой тенью семьи Пикассо на протяжении 7 лет) становился яснее, и то, что раньше казалось донжуанством, легкой влюбленностью, превратилось в тяжелую мучительную (особенно для быка!) корриду.
Еще одна загадочная работа - минотавр и девочка со свечой и букетом. Там есть еще мужчины и женщины. Нo комментарий говорит, и я ему верю, что Пикассо - минотавр, причем слепой, a девочка - Волтерс, и она - его поводырь. Oпять, стали понятнее чувства 53-летнего художника, благодарного своей 25-летней возлюбленной.
И так эта выставка открывала мне что-то в Пикассо то одной работой, то другой.
Наконец, вот гравюра, которая произвела сильное впечатление.
Вот он стоит, маленький, лысенький, а вокруг - красавцы и красавицы, быки и лошади, им созданные. Придуманные или реальные, они все равно были созданы им, и без него жизнь казалась им бессмысленной. Его улыбка говорит, что он это хорошо понимал.
Комментария к этой работе не было.

Wednesday, September 6, 2017

"Теснота" (2017) К. Балагов

Отзыв Татьяны Бетчер (Москва):
На фильм «Теснота» я пошла, потому что случайно наткнулась в интернете на  рецензию обозревателя «Новой газеты», в которой прочла: «1998-й. Нальчик. Беда в еврейской семье — пропадают младший сын и его невеста. Сумма выкупа непосильная, семья вынуждена не только продать небольшой бизнес, но и обратиться за помощью к коммуне». Еще о том, что режиссер,  Кантемир Балагов, ученик А. Сокурова, что фильм снят на деньги Фонда А. Сокурова, что уже получил фестивальные награды. Никаких светлых ожиданий не было, потому что Нальчик - это почти что Грозный, а смотреть в ту сторону и думать, что там происходит, просто страшно.  Шла на фильм, чтобы узнать, что думает кавказский человек (карачаевец) о происшедшем и происходящем на Кавказе, и как он с этим живет.

Этот игровой фильм воспринимается как документальный. Само собой, он снят одной камерой, снят не в павильонах и декорациях, а в самой жизни, снят как рассказ о лично виденном и пережитом. Последняя фраза фильма: « Больше я ничего не знаю об этих людях…». Показанная история охватывает примерно неделю. За эти дни семья, все её члены переживают радость, отчаяние, любовь, потерю, обретение, разочарование, близость, разлуку… Повествование вбирает в себя множество частностей и общий контекст – первую чеченскую войну. Поэтому, несмотря на отсутствие смерти в рамках истории, все рассказанное воспринимается как огромная человеческая трагедия и трагедия страны.

Проживаем мы все рассказанное через главную героиню Илану (актриса Дарья Жовнер). Именно её игра, ее роль не позволяет нам ослабить внимание, отпустить внутреннее напряжение, с которыми мы соучаствуем ее экстремальному эмоциональному пути через события и обстоятельства, ее выбору.

Мне кажется, что этот фильм за рамками «нравится – не нравится». Это фильм из ряда тех, которые нужно посмотреть, если хочешь понять другой способ проживания жизни. И ещё этот фильм нужно посмотреть, чтобы почувствовать, что родственное тепло и близость не пустые слова, потому что финал фильма согрет этим теплом, когда этого уже совсем не ждешь.

"Вышибала" (Our Father) ( 2016) Meni Yaish

Отзыв Татьяны Бетчер (Москва):
Почему-то мне никогда не приходило в голову, что в Израиле, как везде, есть бандиты и организованная преступность. Фильм Мени Яиша «Вышибала» (так перевели на русский. Точнее было бы: «Наш отец – вышибала») развеял это заблуждение. Но главное в фильме – потрясающе раскрытая мысль о том, насколько близки в жизни самое доброе и самое страшное, как легко мечта о счастье отцовства может превратить человека в бандита и убийцу против его человеческой сути. Мени Яиш выстраивает очень жесткую логику фильма, а исполнитель главной роли Морис Коэн с абсолютной убедительностью создает характер   героя. Ему безусловно веришь в каждом кадре, в каждой сцене, каждому взгляду и жесту. Невероятно человечный и очень мужественный фильм, потому что, мне кажется, нужно немалое мужество чтобы признать, что мы не стали преступниками, возможно, только потому, что жизнь нас пощадила и не поставила перед страшным выбором.