Saturday, March 24, 2018

Fauda 2 сезон

Вчера мы досмотрели Фауду, две последние серии, все откладывали просмотр, но наконец набрались смелости. Я ведь не знала, что главный герой..............., и наверняка будет продолжение, так что будем ждать третьего сезона. Говорят, что на палестинской стороне тоже смотрят. Как не смотреть, триллер всем триллерам триллер. Герои сериала смело кричат следователям шабака: "Чтоб ты сдох/ла, сионистская собака!" Правда, на них это плохо действует. Наверняка в сериале мало общего с действительностью, но кэптан Йов корректирует: "Вот в прошлой такой же ситуации все закончилось плохо." Чего нет - романтизации ни борцов за освобождение, ни борцов с борцами. Но это не относится к армии, солдаты в тяжелом сложном обмундировании появляются как Deus ex machina, неотвратимые и недосягаемые, и спасают течение сериала. Главные герои Фауды - женщины, они же и их дети - главные жертвы конфликта. И другие хорошие люди с обеих сторон.

Monday, March 12, 2018

Довлатов (2018). Ал.Герман мл.

Татьяна Бетчер (Москва)

Я чудом купила один из двух последних билетов на 8.20 утра будничного дня в совсем не центральном московском кинотеатре «Звезда» за день до того, как фильм «Довлатов» вышел на экраны. Спозаранку зал был полон, народ взбадривался кофе и вспоминал, кто что довлатовское читал.
Редкий фильм в России удостаивается такого количества рецензий до, а, тем более, после премьеры. Высказались все, но что удивительно, во всех откликах почему-то речь идет только об этом фильме вне какого-то бы ни было контекста.
Мне же кажется, что разговор о новом фильме А. Германа гораздо интереснее вести либо в контексте творчества самого режиссёра, либо в контексте российских фильмов-биографий, таких, как «Полторы комнаты» А. Хржановского (2009) и «Хармс» И. Болотникова (2016).
Если о творческо-биографическом контексте, то А.Герман всегда говорит о сегодня через вчера и позавчера. Стараясь не повторяться, во всех своих полнометражных фильмах ( Последний поезд; Гарпастум; Бумажный солдат; Под электрическими облаками; Довлатов) режиссер говорит со зрителем о готовности или  НЕготовности  личности отстаивать себя, свою внутреннюю свободу, свой взгляд на мир и способ отражения этого мира в творчестве; о цене, которую готов или НЕ готов платить за это человек в конкретную эпоху, в конкретных обстоятельствах. То, что «Довлатов»  - это «message», понятно и без его интервью «Кинопоиску» (https://www.kinopoisk.ru/interview/3125030/ ), и без упоминания имени К. Серебренникова и подобных стыдных событий последнего времени. Но всё-таки это, скорее, обращение к теме цены, которую приходится платить за стремление сохранить художника в себе всё равно в какую эпоху и где, если ты «не ко двору».
Однако актуальность картине придаёт именно время действия – начало 70-х – когда жесткий ошейник снова сдавил горло тех, кто поверил в оттепель и попробовал задышать полной грудью. И тут хочется перейти в контекст тематический, оглянуться на «Полторы комнаты» и «Хармса».
Хржановский охватил «начала» и «концы» жизни Бродского, гениально ушёл от убийственной серьёзности и драматизации темы и дал возможность не только почувствовать тепло семейного мира, взрастившего поэта, но и неразрывность связей Бродского с отринувшей его страной, отторгнувшим его городом, отрекшейся от него женщиной. В фильме Хржановского главное - образ ленинградского мальчика, ставшего мировым поэтом, но отечество ему – эти полторы комнаты ленинградской коммуналки. Мне кажется, что «Полторы комнаты» - один из лучших примеров кинообраза, кино биографии художника, потому что есть масштаб личности и творчества, но нет пафоса и мрамора.
О «Хармсе» я уже писала (https://moviesarttalk.blogspot.com/2017/11/iii-2017.html) и сейчас хочу только заметить, что насколько неудачно, на мой взгляд,  И. Болотников выбрал отправную точку рассказа о своём герое (последние два года жизни), настолько А. Герман  точен в выборе стартовой позиции. У Хармса Болотникова всё лучшее и вообще всё позади, у Довлатова Германа всё главное впереди.  Именно поэтому Хармс оказывается сломленным, перемолотым временем художником, ни в чём не сумевшим его, своё страшное время, преодолеть. Довлатов в фильме Германа обретает внутри себя точки опоры в противостоянии системе и отвергающему его миру.
События фильма укладываются в 5-6 ноябрьских дней 1971 года.
Бродский ещё в Ленинграде и не знает, что это его последние полгода в этой стране. Довлатов не знает, что меньше чем через год уедет в Таллинн. Разговоры об отъезде в интеллигентской среде идут, но это ещё весьма отдалённая и гипотетическая возможность, а тем временем ощущение «отсутствия воздуха» становится всё сильнее, всё невыносимее, и очевидно, что нужно что-то решать и на что-то решаться. Смутность мироощущения, неизвестность будущего, зыбкость отношений и перспектив – все эти качества окружающего героя мира и его собственное восприятие происходящего передано замечательной операторской работой Лукаша Зала (он снимал «Иду»). Невнятица споров, дымовая завеса вечеринок, повышенный градус всех разговоров – всё это Герман воспроизводит  в поэтике 60-х (вспоминаются и «Июльский дождь», и «Застава Ильича»), лишённой «чувствa родины» или романтики покорения космоса. Герман-младший своей картиной просто, невероятно просто и внятно говорит нам: вот так это было и так будет, если всё так и будет.
.Да, фильм о писателе, отказавшемся отказаться от себя; о цене отказа; о внешней неприглядности, небезусловности и негероичности этой художнической упёртости, в жертву которой приносится всё, что мы называем «нормальной жизнью».  Фильм о том, что Россия снова вернулась на круги своя, и о том, к чему нужно быть готовым тем, кому творческое высказывание важнее всего остального.
Расходились после фильма в молчаливой задумчивости.
Споры «похож – не похож», «были у нас мини юбки в 1971 или появились только в 73-м », «бульдозерная выставка была до или после» начнутся после.
Важнее всего, мне кажется, что молодёжи в зале было больше, чем моих ровесников.

Sunday, March 11, 2018

Жёны

Пост Татьяны Бетчер (Москва)
С лица воду не пить, умела б кашу варить, - так русская пословица советует подходить к выбору будущей жены. Художники – люди не совсем обычные, они именно с лица воду пьют, и выставка «Жены»  в  Московском музее русского экспрессионизма именно об этом и рассказывает и именно это показывает.
 

 




Чтобы собрать около 40 портретов жен и подруг российских художников ХХ века, кураторы выставки хорошо  перешерстили  провинциальные музеи, галереи и частные собрания, и в результате получилась выставка не только по заявленной теме, но и путеводитель по художественным собраниям России. Подборка работ убеждает: хорошую русскую живопись можно смотреть в Казани (Фальк), Новгороде  (Репин), Уфе (Нестеров), Симферополе (Дейнека), Краснодаре (Фальк), при том,  что Русский музей и Третьяковская галерея  само собой разумеются и не считают для себя зазорным участвовать в выставке совсем молодого! частного! крошечного музейчика. То, что все они в одном ряду - пример удивительного сотрудничества музеев и собраний очень-очень разного ранга. В том, что это стало возможно, что выставка получилась во многом необычной, безусловно, заслуга её куратора, но это авторство скромно умалчивается.
Кураторы и организаторы особое внимание уделили биографиям изображённых женщин, постарались подчеркнуть их отдельную от мужей личностную состоятельность, и это, конечно, тоже интересно, но живописное качество  выставки всё-таки значительнее, чем   знакомство с тем, как выглядели и кем были жены именитых и не очень художников.
                В относительно небольшой подборке живописных полотен представлены, пожалуй, все художественные методы и стили  первой половины ХХ века: от сурового  реализма до социалистического романтизма, от авангарда до наивного искусства, от новорусской утопии до социалистической тоже утопии, от неоклассики до импрессионизма и экспрессионизма… Всего понемногу, но примеры  очень выразительные.
Если не читать таблички, то в академическом «Портрете жены», 1906 г.  никак не угадать К. Петрова-Водкина,  и очень хочется  именно Петрову-Водкину приписать вызывающе лишённую объёма «Женщину в красном» 1925 г, а никак не Н. Ионину.  Очень французиста «Лиза на солнце», написанная Р. Фальком в 1907 г, но не менее притягателен дрожащий голубой рябью  «Потрет жены» А. Богомазова того же года. Видели ли они работы друг друга? Состязались? Сравнивали? Или это просто свет любви?
 Выставка представляет портреты первой, третьей и четвёртой жен  Р. Фалька и каждый  написан в новой художественной манере. Если «Лиза на солнце» отсылает к импрессионистам,  то «Девушка у окна», 1926 – не оставляет сомнения в победе юности, здоровья и открытости миру -    победе реализма и оптимизма. Спустя 20 лет в «Портрете в белой шали» мы ничего этого не обнаружим. На жемчужно-розовато-сером фоне едва проступает, ускользая от четких определений, женский лик, исполненный неизбывной печали, растерянности и усталости. Все этапы художественного пути Р. Фалька отразились в этих портретах.
То ли лубочная, то ли наивистская «Госпожа Бурлюк  в своём саду», 1940-е,  заставляет улыбнуться и порадоваться за чету Бурлюков, сохранивших в многолетних отношениях доброе чувство юмора. Похоже, что у А. Лентулова отношения с натурой – М.П. Лентуловой – были более сложные, а, может быть, это его гротескный реализм создаёт у нас такое впечатление?
Я чувствую, что пошла по неправильному пути, начав говорить о каждой работе. Тогда, при всей моей радости от встречи с работами И. Репина, В. Лебедева, П. Кончаловского, Б. Григорьева, А. Дейнеки, Ю. Пименова, скажу ещё только об одном портрете. Это портрет Л.М. Бродской, 1916 года. Рассматривая его, я поняла, как могло случиться, что живописец, буквально выпестованный Репиным и в ранних работах ловивший мир в его текучей изменчивости ,  И. Бродский  стал главным советским портретистом и баталистом  довоенной эпохи. Мне кажется, портрет  первой жены  позволяет догадаться, что постепенно становится для него главным в живописи. А тут еще цитата из дневника К. Чуковского, встречавшегося с Бродским в 1926 году, подвернулась:
[14] 17 февраля «… я взялся писать о Репине и для этого посетил Бродского Исаака Израилевича. Хотел получить от него его воспоминания. Ах, как пышно он живёт — и как нудно! Уже в прихожей висят у него портреты и портретики Ленина, сфабрикованные им по разным ценам, а в столовой — которая и служит ему мастерской — некуда деваться от „расстрела коммунистов в Баку“. ..И самое ужасное, что таких картин у него несколько дюжин. Тут же на мольбертах холсты, и какие-то мазилки быстро и ловко делают копии с этой картины, а Бродский чуть-чуть поправляет эти копии и ставит на них свою фамилию. Ему заказано 60 одинаковых „расстрелов“ в клубы, сельсоветы и т. д., и он пишет эти картины чужими руками, ставит на них своё имя и живёт припеваючи. Все „расстрелы“ - в чёрных рамках. При мне один из копировальщиков получил у него 20 червонцев за пять „расстрелов“. Просил 25 червонцев.
Сам Бродский очень мил. …чтобы покупать картины (у него отличная коллекция Врубеля, Малявина, Юрия Репина и пр.), чтобы жить безбедно и пышно, приходится делать „расстрелы“ и фабриковать Ленина, Ленина, Ленина. Здесь опять-таки мещанин, защищая своё право на мещанскую жизнь, прикрывается чуждой ему психологией. …
Примирило меня с ним то, что у него так много репинских реликвий. Бюсты Репина, портреты Репина и проч. И я вспомнил того стройного изящного молодого художника, у которого тоже когда-то была своя неподражаемая музыка — в портретах, в декоративных панно. Его талант ушёл от него вместе с тонкой талией, бледным цветом лица.…»
Небанальная тема выставки и очень интересный выбор работ вольно или невольно заставляют вглядываться  не только в женские лица и думать об изображенных на полотнах моделях, но и в самих художников в контексте жизни и творческого пути, и это, наверное, самое неожиданное и главное впечатление от выставки.



The map. Reading Between the Lines. Карты. Читаем между строк. Новая выставка в Музее Ерец Исраэль


Вторым домом на родине, после второго этажа на Шабази-Шлуш был домик, вернее часть длинного такого одноэтажного дома на Хана Сенеш. Этот дом принадлежал пальмахнику, его имя я знала, но забыла, Рон или Рони. На заднем дворе был фруктовый сад и сарай. В сарае были карты. Сами понимаете. Карты ветерана Пальмаха. Его дети и внуки не ценили этого сокровища. И однажды эти карты целиком или частично кто-то украл. Ицик поступил работать на факультет географии, тогда там еще работал Моше Бравер, создатель первого полного атласа Израиля. Было время, когда на факультете географии работали географы. Мы раз в году ездили на экскурсии, экскурсии эти были особенные, их вел Гидон Бигер, который участвовал в комиссиях по проведению границ. Эти экскурсии были всегда посвящены границе и пограничным территориям. Это самое интересное в стране Израиль. Ее границы. То ли наша территория то ли нет. Можно тут проехать или нельзя, или можно, но лучше не ехать. Настоящие ли мины на заминированных полях по бокам дороги. Или идешь по дороге среди полей, и вдруг написано, что дальше идти нельзя, что делать, идти дальше или поворачивать обратно. Как вести себя, если тебя задержал военный патруль ( было когда нас задержали на пути в Иррадион, потому что я фотографировала наблюдательную башню, иногда можно ее фотографировать, но иногда лучше воздержаться). К чему я веду? В Музее Эрец-Исраель к юбилею страны открывается замечательная выставка The Map. Reading Between the Lines. Карты. Читаем между строк.Reading Between the Lines. Карты. Читаем между строк. Сегодня была экскурсия для журналистов.






































Thursday, March 8, 2018

Оперные певцы всех стран, соединяйтесь! Грандиозная постановка «Дон Карлос» в Израильской Опере

Сегодня в Опере на репетиции оперы Верди Дон Карлос. Каюсь, я не досидела до конца, для участников репетиции 5-6 часов - пустяк, но не для зрителя. Даниил Орен повторял практически все по нескольку раз. "Оркестр должен выткать солистам нежный персидский ковер, чтобы их голосам было удобно блистать и переливаться на его фоне,чтобы они не старались перекрыть звучание оркестра,"- сказал он. Это не значит пиано-пианиссимо, было форте и еще какое! Эта метафора подходит для всей оперы, для ее великолепной музыки, богатого содержания и сдержанного изысканного оформления. Тот, кто читал«Легенду об Уленшпигеле», не любит испанских тиранов. Свободу Фландрии!














Оперные певцы всех стран, соединяйтесь!


 Тель-Авив, с 9 про 23 марта 2018 года
Дирижер – Даниэль Орен
Постановщик: Джанкарло дель Монако-Цукерман
Режиссер – Сара Скинази
Декорации: Карло Чентолавинья
Костюмы: Хесус Руиз
Свет: Вольфганг фон Цубек
Солисты, принимающие участие в постановке:
Дон Карлос - аргентинский тенор Густаво Порта и тенор из России Сергей Поляков
Елизавета - израильское сопрано Ирина Бертман и украинское сопрано Юлия Алексеева.
Родриго - испанский баритон Хуан Хесос Родригес и румынский баритон Йонуц Паско. Филипп II – басы из Кореи Инсунг Сим и Симон Лим.
Принцесса Эболи - румынское меццо-сопрано Джудит Кутас и грузинское меццо-сопрано Кетеван Кемоклидзе.
Великий инквизитор - украинский бас Евгений Орлов и грузинский бас Гиоргий Андгуладзе.
Монах - итальянский бас Карло Стриулли и израильский бас Владимир Браун.
В постановке также принимают израильские солисты: Эйтан Дрори, Ошри Сегев, Таль Бергман, Таль Ганор, Тали Кецев, Одед Райх, Яир Полищук, Гавриэль Ловенгейм, Антон Алексеев, Рои Сарук, Анатолий Красик.
Хор Израильской Оперы под руководством Эйтана Шмайсера .
Оркестр Оперы - Израильский Симфонический оркестр Ришон ле-Циона.
Солисты Израильской Оперы.
Даты представлений:
09.03, пятница, 13:00;
10.03, суббота, 20:00;
11.03, воскресенье, 20:00;
13.03, вторник, 20:00;
14.03, среда, 20:00;
16.03, пятница, 13:00;
17.03, суббота, 20:00;
18.03, воскресенье, 20:00;
19.03, понедельник, 20:00;
20.03, вторник, 18:00;
22.03, четверг, 20:00;
23.03, пятница, 13:00
За час до начала каждого выступления - вступительная лекция, вход в зал на лекцию по билетам на представление в тот же вечер.
Заказ билетов: 03-6927777 или на сайте: https://bestbravo.co.il/announce/56934