Monday, January 29, 2018

"Три сестры". Appolinaire Theatre

На прошлой неделе посмотрели "Три сестры" в театре, в котором до сих пор не бывали, Appolinaire Theatre, расположенном в Челси.
(Пост о спектакле "Три сестры" в постановке Додина здесь: https://moviesarttalk.blogspot.com/2012/04/blog-post_24.html)
Когда-то очень давно Лёня М. сильно хвалил их "Дядю Ваню", на которого мы тогда не попали, а сейчас решили не пропустить.
И не пожалели.
Непонятно, откуда взялось это ощущение настоящего театра.
В спектакле нет никаких "режиссерских находок", все предельно просто.
Ничего поразительного в актерских работах. Естественные интонации, естественные движения. И при этом - сильное воздействие происходящего.
Может быть, потому что сцены как таковой нет? Есть три большие обычные комнаты, куда зрители переходят во время антрактов. Зрители (всего 30 мест) переходят из одной комнаты в другую и рассаживаются вдоль трех стен. Действие пьесы происходит прямо перед ними.
И в этом, видимо, все и дело. Слова обретают смысл, как будто они обращены к тебе, сидящему прямо перед актерами. И если не кричать, не заламывать руки, не говорить неестественными казенными голосами, то зритель становится сопереживателем происходящего. И это сопереживание для меня многое в пьесе освежило или открыло заново. Я, кстати, с огромным удовольствием перечитал пьесу - не перед спектаклем, а перед тем, как сесть за этот пост. И понял, что вот еще почему интересно писать - перед этим читаешь!
И вот оказалось, что первое, что мы слышим о Вершинине - что он много говорит. Потом он появляется, милый, оживленный, и действительно много говорит. Ему все время "ужасно хочется философствовать" о красивой, прекрасной жизни, какой она будет через 200, 300, 1000 лет, чем отдаленнее, тем лучше. Он очаровывает своим восторженным воркованием бедную Машу, но это от ее отчаяния и безысходности (роль Маши исполняет актриса, приехавшая из Ирана, Denis Khateri). В своем стремлении философствовать он не слышит ничего вокруг и не видит ничего вокруг. Даже прощаясь, понимая, что навсегда, он говорит: "Что же еще вам сказать на прощание? О чем пофилософствовать?" Никогда раньше он не представал для меня таким болтуном.
Интересно, как "растет" в пьесе Наташа. Из смущенной невесты в начале до злобной дряни в финале пьесы. Уже сам управитель земской управы Протопопов сидит у нее в няньках, а еловую аллею она сразу, как все разъедутся, вырубит, и орет, орет жутко на Анфису, на горничную, на Ольгу. Слыша вблизи этот хамский крик и топот ногами (в полном соответствии с ремарками автора!), я думал: "Ну пусть мне теперь еще раз кто-нибудь скажет, что Чехов к ней хорошо относится, потому что она детей любит". А раньше Наташа, видимо, терялась в общем шуме.
И как молчит Ирина, когда Тузенбах просит ее сказать ему что-нибудь перед уходом на дуэль, впервые услышал. Молчание длилось, а он просил снова и снова. А раньше я не понимал, какое ничтожество эта Ирина! И что ей ее учительство надоест так же, как и две предыдущие работы. Нет души, нет чувства, нет веры.
И так далее.
Я не знаю, что хотела сказать режиссер (Danielle Fauteux Jacques)  этой пьесой. Очень может быть, что ничего, просто показать ее красоту и сложность. И даже не всю сложность, не все многоголосие, а только некоторое. Пропали, или, точнее, я не услышал, голоса Андрея, Тузенбаха. При этом текст звучал так, что ничего "не выдавало" русского происхождения пьесы, кроме фамилий. И персонажи выглядели очень узнаваемо.  Так, показалось, и должны были выглядеть Вершинин, Чебутыкин, учительница Ольга, а особенно Кулибин, муж Маши.
Единственное, что оказалось небъяснимо провальным в этом спектакле, - музыкальное оформление. Кошмар какой-то! При том, что в программке указано два ответственных за музыку! Актерам, играющим Федотика и Тузенбаха, которые игрой на пианино по очереди изображали артистизм и культуру, царящие в доме Прозоровых, видимо, показали какие клавиши когда нажимать только за несколько месяцев до спектакля. Но это бы еще не было кошмаром. Кошмар был в самом конце, когда по Чехову "Бродячие музыканты, мужчина и девушка, играют на скрипке и арфе; из дому выходят Вершинин, Ольга и Анфиса и с минуту слушают молча; подходит Ирина". Представляете, какая могла бы быть сцена?! Ни в одной постановке ее не видел. Здесь появились двое, мужчина с гитарой и женщина с косой, и громко, на чудовищном русском языке изобразили "Очи черные".  Это было очень обидно. Совершенно выламывалось из спектакля. И поэтому на общее впечатление не повлияло.
У них еще есть непоставленный Чехов. Буду ждать!

Sunday, January 28, 2018

Модернизм без манифеста I

Пост Татьяны Бетчер, Москва:

К нашему удивлению и радости 25 лет несоциалистической экономики России материализовались, в числе многого прочего, в появлении нескольких частных музеев изобразительного искусства (и не только в столице) и открытии частных собраний  для широкой публики. 
Только в Москве вслед за Институтом русского реалистического искусства, 2011, (А. Ананьев), открылись: 
Музей Анатолия Зверева, 2013, (Н. Опалева), Музей русского импрессионизма, 2015, (Б. Минц), Музей русского авангарда (МАГМА)  (В. Моше Кантор). И это помимо Центра современного искусства «Гараж» (Р. Абрамович) и Арт-центра «Винзавод» (Р. Проценко). И разместились эти музеи (кроме небольшого Музея АЗ) на месте бывших промзон в прекрасно реконструированных зданиях, где продуманы возможности размещения самых современных экспозиций с использованием всевозможных новейших «примочек», если потребуется.  Это всё очень приятные места с разной экспозиционной политикой, и время от времени я их посещаю с неизменным интересом и  удовольствием.
Вне Москвы В. Вексельберг выставил коллекцию работ Фаберже в Шуваловском дворце С-Петербурга, В. Алекперов создал Международный музей нумизматики,  Е. Ройзман открыл в Екатеринбурге два частных музея – музей Невьянской иконы и музей Уральского наивного искусства, открылись частные художественные музеи в Нижнем Новгороде, Самаре…

Но сейчас мне хочется поделиться впечатлениями о двухчастной выставке «Модернизм без манифеста» из собрания Романа Бабичева, организованной Московским музеем современного искусства (ММОМА).

Большинство художников, работы которых представлены на выставке, конечно, не являются «именами первого ряда», но уровень работ, разнообразие их тематики и художественных манер, стилей дают представление о том, какова была художественная среда, каков был тот «питательный бульон» из которого вырастали «первые». Кроме того, что мы открываем для себя переклички внутри российской живописи, мы явственно видим, как тогда ещё не разделённая уникальная  коллекция новых французских художников, собранная С. И. Щукиным, повлияла на развитие живописи в России, как  Матисс присутствует в повествовании о первом тракторе на Украине, Сезанн в  «Балагане для оладий» Н. Симонович-Ефимовой, а Ренуар в работе В. Тягунова «На причале».

Вторая часть выставки посвящена ленинградским художникам. По сути, это реквием целой художественной эпохе, большинство из создателей которой были физически и морально уничтожены. И тем больше поражает отвага сохранившихся работ, их очевидная внутренняя свобода.

Постепенно нам открываются частные коллекции как творчество и отражение личности коллекционеров. Незаурядность личности Георгия Костаки сохранила для России и мира Второй русский авангард , а такие коллекционеры, как Роман Бабичев, закрывают лакуны в русской «безманифестной» живописи 20 века. Спасибо им!

Вот ссылка на один из материалов о Романе Бабичеве и его коллекции:
http://art-and-houses.ru/2017/08/29/roman-babichev-nastoyashhij-kollektsioner-obyazatelno-shopogolik/

Thursday, January 4, 2018

Тель-Авивская Опера рулит






Вчера я была на генеральной репетиции оперы Бриттена Сон в летнюю ночь. Эту постановку называют бело-голубой, опера поставлена, сыграны и спета (частично, но в большинстве случаев) израильскими силами. Я немного переборщила с самоподготовкой: прочитала комедию, посмотрела отрывки фильма 1935 года, посмотрела заснятый английский спектакль (не оперу). Идея нашей постановки отличная: действие переносится в Голливуд 1935 года, может тогда в Голливуде относились к звездам кино с некоторым почтением. Фабрика грез отлично соотносится с феями и волшебниками из лесочка под Афинами. Правда, "индийский мальчик" неожиданно подрос и превратился в юношу, но все остальное как у Вильяма Ш. Интересно, кто придумал костюм для Wall?