Wednesday, October 31, 2018

Куинджи. к 175-летию со дня рождения. Третьяковская галерея.

Пост Т.Бетчер (Москва):
Архип Иванович Куинджи – вполне академическое и хрестоматийное имя.
Кто из учившихся в советской школе не помнит в учебнике русского языка 6 класса репродукцию его «Берёзовой рощи»? В 5-м была «Золотая осень» Левитана для сочинения по картине, а в 6-м – Куинджи как, видимо,  более сложный. А ещё мы, специально не изучавшие русскую живопись, помним «Лунную ночь над Днепром» и…. и, в общем-то, всё….  Или почти всё.На открывшейся 6 октября в Третьяковской галерее выставке, приуроченной к 175-летию со дня рождения художника (точные дата и год под вопросом), представлено около 200 !!! законченных и незаконченных  картин, авторских вариантов, эскизов. Последний раз Третьяковка масштабно представляла художника в 1992 году, а Русский музей, куда передано наследие художника из Общества Куинджи, в 2007.  Однако  нынешняя выставка, собравшая его работы, разбросанные по самым разным музеям от Карелии до Баку, от Симферополя до США, уникальна. Она действительно открывает незнакомого, неизвестного и абсолютного новатора в русской живописи Архипа Куинджи. Биографический  факт, что уже признанный и авторитетный художник с 1882 года перестал выставляться и до самой смерти в 1910 году не представил широкой  публике ни одной своей работы, сам по себе известен. А вот что А. Куинджи  писал в затворничестве, над чем неустанно работал почти 30 лет,  мы увидели только сейчас.
Экспозиция  размещена в Инженерном корпусе Третьяковки на 2-х этажах. Сначала мы смотрим то, что знаем: «Берёзовую рощу» и её варианты и эскизы (движение света, прорисовка стволов, тонировка, композиционные смещения), «Лунную ночь» - авторские варианты, эскизы, колорит то тёмно-зелёный, то тёмно-коричневый, луна зеленоватая или более серебристая …  Работы маслом на бумаге, наклеенной на холст, на холсте, наклеенном на картон, просто маслом на холсте... Интересно, мастерски, но ничего необычного. Вот и великолепная «Сосна», истекающая на солнце желто-оранжевой  смолой,   и  буквально горящая этими солнечными красками в контрасте с зеленью хвои и синью неба, только подтверждает заслуженность славы Куинджи как виртуозного колориста. 
И вот после этого всего поднимаемся этажом выше, а там…А там, если убрать таблички и забыть, чья это выставка, мы видим все живописные направления, все  колористические искания европейских художников рубежа 19-20 веков и вплоть до середины 20 века. Такое впечатление, что Куинджи, захваченный самим процессом живописных экспериментов и открытий, не рассчитывая на понимание коллег и публики, утаил эти работы от современников в ожидании будущего зрителя и ценителя. Нельзя отрешиться от мысли, что эти холсты он писал для нас, своих  праправнуков.Мы, сегодняшние, имеющие  опыт общения с К. Моне  и Сезанном, Ван Гогом и Гогеном,  М. Ларионовым и  М. Ротко, и многими более поздними художниками, можем понять, как далеко опередил Куинджи ровесников и современников в своём понимании и видении живописи. В своих работах 1890-х -1900-х годов он настолько неожиданен, непредсказуем и, главное, отважен,что покидаешь залы с блуждающей в глазах и на лице улыбкой, как после встречи с радостно поразившим тебя человеком.


Пост Иосифа (Бостон):
Первое, что меня поразило, когда я подошел к Третьяковке, - две большие очереди.
Одна - те, кто купили билеты онлайн и ждали начала своего сеанса, а другая - те, кто хотели купить билеты в кассе.
Было утро буднего дня. Выставка шла уже более двух недель.
Я знал о Куинджи то же, что и все. Где-то читал, что эффект "Лунной ночи на Днепре" был небывалым. Чуть ли не впервые в России это была выставка одной картины, и люди шли и шли.
Эта картина произвела и на меня самое сильное впечатление из всего, что я увидел на этой выставке. После ранних почти любительских работ эта картина - как взрыв, внезапна и неожиданна. Ее не описать, да и "содержание" картины известно. Ее высоту и бескрайность надо видеть. Картину можно долго разглядывать и находить новые детали. Потому что необыкновенная яркость луны делает почти невидимыми костер на одном берегу и костер на другом, и свет в одном из окошек хаты.
Тем более, что сам художник тоже находится где-то очень высоко. Он, я думаю, летал во сне, и, проснувшись, кидался к холсту нарисовать то, что увидел. Специалисты пишут, что он использовал краски с асфальтовой основой, чтобы как можно точнее передать все световые оттенки. И эти краски оказались непрочными. И то, что мы сейчас видим, не совсем то, что видели посетители в 1880-м. Да еще великий князь Константин Константинович, который не торгуясь купил картину за неслыханную тогда цену, 5,000 рублей, взял ее с собой в многомесячное кругосветное путешествие, хотя его предупреждали, что это плохо скажется на картине.
Все это очень грустно. Как бы не поблекли краски Моны Лизы. ее улыбка осталась такой, как при Леонардо. А лунная дорожка на воде? А мерцание костра на другом берегу? А что-то еще, что сейчас вообще исчезло? Но ощущение, что стоишь перед гениальной картиной, автор которой "смотрел не отсюда" (Д.Быков), осталось.
Он сделал как минимум 3 копии "Лунной ночи". Они тоже есть на выставке, и насколько это не то, что он видел, летая!
Он прожил еще 30 лет. Не спился, разбогател. Много работал, написал замечательную картину "Ночное" (1905-1908), тоже полную простора и рассветного светлеющего неба.
Его поиски после "Лунной ночи" остались (для меня) именно поисками. Много незаконченных работ, много зарисовок, как бы набросков к будущим, нереализованным замыслам.
Для меня он остался автором одной гениальной картины. Мне очень повезло, что я ее увидел.








Sunday, October 14, 2018

Раиса Абельская (2018)

Единственный в Бостоне концерт замечательного российского барда Р.Абельской проходил сегодня в частном доме, и рекламы практически не было.
Это жалко, потому что Рая - настоящий, серьезный поэт. Ее песни произвели большое впечатление на Б.Окуджаву, рекомендовавшего Раю в Литературный институт.
Ее песни - очень негромкие, но пронзительные. В них есть вкус, как говорил Рае ее наставник в Литинституте А.Межиров.
Они были частью среды, в которой мы жили в конце 80-х в Свердловске. Тогда, среди бурной популярности Наутилуса и Чайфа, ее голос не потерялся, она собирала большие залы. И то, о чем она пела, было в Свердловске того времени неслыханно:
"Подниму бокал свой сентябре:
"Л'шана хаба бирушалаим"
И она пела ставшую моей любимой:
"Веселый праздник Симхес Тойра
Приходит вечером во вторник"
Она пела тогда и поет сейчас о себе, о поэтах, о поручике Семенове ("Ах он поручик! Ах, злодей!"), о своем (нашем) городе, без которого, как оказалось, она жить не смогла.
Послушайте ее на YouTube. И вы больше не пропустите ее выступления.

Friday, October 5, 2018

История одного назначения (2018) А.Смирнова

Пост Т.Бетчер (Москва):
Новый фильм А. Смирновой возвращает нас  на 150 лет назад, в 1866 год, когда в России начались кардинальные реформы всего, когда Льву Толстому 38 лет, когда он верит, что   Россию  можно просветить и очеловечить, были бы энергия и добрая воля.   А. Смирнова снова заставляет нас соотнести историю становления человеческой личности, личной системы ценностей с законами государства, с принятыми представлениями о месте и значимости человеческой жизни и личности в сознании отдельных людей, в обществе, в армии, в государстве.
Фильм рассказывает историю, даже не историю, а истории, происходящие одновременно, но в разных жизненных пространствах. Вроде бы не пересекаясь, эти событийные линии неким образом высвечивают нечто очень важное  в характерах героев. Важное для развития другой, параллельной истории, для нашего понимания того, как неодномерен, противоречив, драматичен, а то и трагичен путь от слова к поступку, от умозрительной идеи к принятию решения, от свободы безответственности к несвободе ответственности.
Фильм великолепно снят, композиционно строен, ритмичен и логичен. В нём органично слиты поэтичность и прозаичность, выверены контрасты и рефрены, он весь как весы, чаши которых колеблются, но сохраняют это неустойчивое равновесие. И только в последних эпизодах  мера трагического перевешивает, но не столько в происходящем, сколько в нашем понимании его.Конечно, для Смирновой, а значит и для нас, это мучительное размышление о том, почему в России жизнь человека так малоценна. Конечно, фильм о нас сегодняшних, о современности.
Проекция на полтора века назад не отдаляет, а приближает неизбывный российский конфликт между государственным патриотизмом и живым патриотическим чувством конкретного человека; между уставным армейским долгом и чувством справедливости; между жаждой честного самоотверженного служения отечеству и равнодушием отечества к своим гражданам.  И этот конфликт становится трагическим, когда из умозрительного превращается реальную жизненную ситуацию.
В фильме нет ни одного выпрямленного, однозначного образа. Каждый представлен в нескольких измерениях и эти измерения равнозначимы, равновесны. Автор, зритель – каждый для себя должны решать, какая человеческая ипостась является для него определяющей.
В  фильме упомянут рассказ "Разжалованный", один из «Кавказских рассказов» Толстого. Его герой - писарь, но прапорщик Стасюлевич в фильме говорит Толстому: "Вы меня в рассказе "Разжалованный" описали". Именно он стал для  меня главным героем фильма, его самой трагической фигурой. Его судьба, его подспудная вера в человека и отчаяние до самоубийства. Он - олицетворение многих российских поколений, тешивших себя либеральными иллюзиями, в том числе и нашего.
Можно много говорить о каждой линии, но все вместе они стали «лироэпическим» киноразмышлением о стране, о нас.
Нет приговора, нет печати, нет выводов - есть размышление и чувство, горькое, тревожное, остро современное, "на разрыв аорты".
Очень интересное интервью:  https://rtvi.com/na-troikh/na-troih-avdotya-smirnova/