Monday, April 30, 2018

Шостакович и другие (2018). Г. Дюдамель

Побывали на концерте легендарного дирижера из Лос Анжелеса, Густаво Дюдамеля.
Исполнялись 3 произведения: Салонен "Поллукс", Варезе "Ameriques" и Шостакович, 5-я симфония.
Очень интересно было еще до начала концерта.
Маэстро приехал не один, а со всем своим оркестром. Их было так много, что они не помещались на сцене. Последние скрипки сидели на приступочке перед сценой, а те, что сидели в "основном пространстве" сидели, похоже, вплотную друг к другу.
Интересно было появление дирижера. После того, как наступила полная тишина, он выждал немного дольше, чем это принято в Бостоне. Я уже стал бояться, что он вообще передумал выходить. но он появился, пробираясь по краю сцены, и ему хлопали и свистели как поп-звезде. Молодежи было много, и они выражали свои восторги по-молодежному.
Первая вещь, написанная предыдущим дирижером этого оркестра, заняла меньше времени, чем потребовалось, чтобы прочесть в программе заметки автора по ее поводу. Заметки показались мне интереснее музыки. Греческие фантазии о братьях Диоскурах (Поллукс - латинское имя Полидевка), вылупившихся из яйца(!) после того, как Леду познал Зевс, сами по себе драматичны, но в это короткое произведение композитор также поместил, по его словам, мелодию из парижского ресторанчика. того, что в 11-м аррондисменте, хорал на слова Рильке (без слов) и Эолово эхо, записанное в древнегреческой гамме. Счастлив должен быть тот, кто сумел это все расслышать!
Вторая вещь была написана французским композитором, переехавшим в Нью Йорк в 1915 году и в 1926 году выразившим в этой вещи свой дикий ужас от шума нью-йоркских улиц.
Шум на сцене стоял действительно немыслимый. А когда в какой-то момент вдоль задней стены встали 7 мужчин, и у одного сбоку засверкали огромные медные литавры, я взял на всякий случай Марину за руку и шепнул ей "Не бойся!" Они действительно бабахнули от души, но оказалось, что среди того, что творилось вокруг них, это было вполне ничего. В конце концов свистопляска на сцене закончилась и началась свистопляска в зале. Все встали и принялись свистеть, хлопать и громко кричать. Я тоже встал, чтобы что-то видеть, но не свистел и не хлопал. Маэстро поднимал разные группы оркестра, а в конце поднял 7 ударников, и зал пришел в полное неистовство.
Перерыва еле хватило, чтобы придти в себя.
Во втором отделении прозвучала великая музыка в необыкновенно сложном, неслыханном мной ранее исполнении. Ее трагизм и безысходность в сочетании с каким-то необыкновенным взаимопроникающим звучанием оркестра произвели глубочайшее впечатление.
На будущий год они приедут снова. В программе - Пятнадцатая Шостаковича. Пойду обязательно.

Планы

Мы собираемся в воскресение 10-го поехать.
Есть желающие присоединиться? 
https://www.bam.org/theater/2018/love-and-intrigue

Thursday, April 26, 2018

«Чаадский» (2017) Опера. A. Маноцков, К. Серебренников

Пост Татьяны Бетчер (Москва)
«Чаадский» - именно так называется опера, поставленная К. Серебренниковым в «Геликон опере» в 2017 и представленная театром на «Золотую маску 2018». Я попала именно на «масочный» спектакль, как всегда, «с разбегу», те не успев ничего почитать о спектакле, композиторе, постановке. Единственное, что я поняла из названия, что Чадский будет ассоциирован с Чаадаевым и что «в этом-то всё и дело».
Когда идёшь на современную оперу, понимаешь, что идёшь не за удовольствием. Ясно ведь, что будет про сегодня, а сегодня всё только безобразно и отвратительно. Идёшь с надеждой  на то, что  будет что-то сказано уму и сердцу, что  будет мысль и будет чувство, ради которых создавался спектакль. И вот – редчайший случай – «Чаадский» говорит с нами о том, что так мучает, и о том, за что так стыдно, и о том, что случилось с его постановщиком, и о том, что случится со всеми нами, если мы останемся молчалиными и репетиловыми.
 Из театра вышла с пониманием того, что состоялся разговор о главном сегодня, что разговор был двусторонним, доверительным и равно интересным. Он не был лёгким, порой от каких-то его эпизодов коробило, что-то вызывало неприятие, но все эти моменты субъективны. Объективно то, что музыкальный театр только ему присущими средствами музыкальной и сценической выразительности высказался о нас сегодняшних жёстко, честно, художественно убедительно и вызвал столь редкое сегодня чувство потрясённости от степени проникновения театра в тебя. То есть ты нечто про себя, про сегодняшнюю Россию знал, а «они» вошли в тебя, поняли это и обнажили перед всеми так, что и ты воспринял это знание как откровение.
Конечно, вернувшись домой, принялась рыться в интернете и много всего «нарыла». В постпремьерной подборке на: http://www.smotr.ru/2016/2016_helikon_chaadsky.htm
собраны рецензии, вышедшие когда режиссёр оказался под следствием, но ещё не под домашним арестом.  «Золотая Маска» прошла только что, и режиссёр получил её за этот спектакль как «Лучший режиссёр в опере». Кроме того, специальную премию жюри получил коллектив "Гоголь-центра" под руководством Кирилла Серебренникова    "За создание пространства творческой свободы и смелые поиски языка театральной современности". Ещё одну «Маску» получила Алла Демидова за роль Ахматовой в спектакле «Реквием», поставленном на сцене «Гоголь-центра».  Люди театра оказались невероятно едины в поддержке Серебренникова и его сотрудников, но «Чаадский» неопровержимо подтверждает и то, что враги его не отступят, потому что им есть за что его ненавидеть и за что мстить.
Серебренников оказался неправдоподобно прозорлив в своём творчестве: в фильме «Ученик» он пошагово показал, как клерикальный морок опускается на страну (я убеждена, что дело против него – месть церковников). В «Чаадском» он показывает сегодняшний «средний класс», вскормленный и растленный последней четвертью века, и текст Грибоедова в 1 акте, и тексты Чаадаева и Гоголя во втором звучат и нам, и главному герою не подлежащим обжалованию приговором.
В статьях на указанной ссылке всё профессионально и очень подробно разобрано и прокомментировано, а я только делюсь впечатлением, которое оказалось неожиданно сильным и долговременным

Friday, April 20, 2018

"Ткань сновидений" (2016) G. Cabiddu

Пост Татьяны Бетчер (Москва)
Если бы меня на выходе из кинотеатра спросили: «Как вам этот фильм?», - я бы, не задумываясь, ответила «Очаровательный!» Да, именно очаровательный. Это очарование тайны, недосказанности, множественности аллюзий и смыслов. Это очарование жизнеподобной  небывальщины, безмятежной красоты, жаждущей откровения юной плоти и  превращающей  правду в неправду и неправду в правду театральности. Это очарование призрачности, зыбкости, отсутствия границ между реальностью и вымыслом, очарование трудноуловимой поэтической метафоры и несбыточной прекрасной мечты.
Место действия – небольшой остров, главные действующие лица: начальник  островной тюрьмы, его юная дочь и помощник, мечтающий покинуть остров; беглые арестанты-члены неаполитанской мафии, жалкие провинциальные актеры и пастух, почти что циклоп, единственный абориген этого острова.
Перед тем как смотреть фильм, нелишним будет перечитать шекспировскую «Бурю», потому что именно от неё тянутся образные и  смысловые нити этого фильма. «Ткань сновидений» - настолько внутренне гармоничное и уравновешенное кино, что нет ни малейшего желания расчленять его на составляющие. Но... прошло уже  несколько дней, а я всё думаю о том, каким точным режиссерским жестом создан этот эффект «остранения», превративший рассказанную историю  в тонкую литературную игру и в очаровательную сказку одновременно.

Sunday, April 15, 2018

Смелянский (2018, весна)

Только что вернулся с выступления А.М. Смелянского, посвященного Табакову.
Не понимаю людей, которые имеют возможность и не ходят на его выступления.
Они либо не очень любят театр, либо ну никак не смогли. Наверное, есть еще причины, но они вытекают из этих двух. "Батарея не стреляла по 5 причинам".
Впрочем, зал театра "Арлекин" был заполнен, практически, до отказа.
В выступлениях Смелянского дышит жизнь. Он обрывает фразу, обрывает эпизод, но так и в жизни - разговор обрывается, мало ли почему, и собеседник отходит, чтобы потом, встретившись, продолжить прерванный разговор. Или не продолжить. Но и другой разговор так же интересен, потому что рассказчик - свидетель, активный участник, зоркий умный наблюдатель событий, о которых он рассказывает.
Сегодня я узнал много интересного. Например, что в Табакове намешано много кровей. Поэтому он искренне не понимал, почему на него все вскинулись из-за его злосчастных слов об украинцах, которые, во-первых, были сказаны по телефону, и ему в голову не пришло, что интервью записывается, а, во-вторых, он же сам хохол, ему можно.  И мог поздравить кого-то "Мазл тов", потому что воспитывал его отчим-еврей. И так далее, и так далее, 2 часа без перерыва из трех, а первый час заняло его интервью с Табаковым для канала "Культура", одно из пяти, сделанное 8 лет назад, тоже очень интересное.
И даже не в этом дело. Конечно, ностальгия. Смелянский называет спектакль - а я его видел в театре! И людей, о которых он говорит, любил очень, как здесь никаких актеров и режиссеров не люблю, хотя сознательной жизни уже прожил здесь больше, чем там. И эту любовь Смелянский воскрешает в каждом своем выступлении. Поэтому и стараюсь их не пропускать.

Monday, April 9, 2018

Atlanta

Прекрасный сериал Атланта, шестую серию нынешнего второго сезона я посмотрела дважды, как будто перечитала рассказ - неожиданный шедевр. Есть в этой серии немного дидактики, и это хорошо. Эта серия своевременно наложилась на статью Льосы, о его страхах, что, ввиду новых веяний в обществе, литературу стерилизуют, на статью в hаарец о романе Лолита и в некоторой мере на статью Амоса Оза о "Михаль шели".

Tuesday, April 3, 2018

Margaret (2011) K. Lonergan

Посмотрели очень интересный фильм.
Тот же режиссер, K. Lonergan, сделал фильм Manchester on the sea, который мне тоже понравился (https://moviesarttalk.blogspot.com/2017/05/manchester-by-sea-2016-k-lonergan.html).
Но этот, выпущенный в 2011 году, понравился даже больше.
Этот фильм - о жизни девочки 16-17 лет, ставшей свидетелем и в каком-то смысле участником ДТП со смертельным исходом.
В нем, как и в фильме "3 billboards", много неожиданных поворотов характеров героев. И тоже - трагедия, полиция, а вместо трех стендов вдоль дороги - статья в New York Times (к вопросу о том, что бывает и что не бывает в американской жизни). И в нем тоже  без оглядки на присутствие собственных детей матерятся женщины.
Но я почему-то уверен, что никто не скажет, что этот фильм надо смотреть как метафору.
Почену-то этот фильм мне кажется совершенно достоверным.
Я не говорю, что достоверность - это самоцель или даже критерий, хорош фильм или нет.  Вспомним хотя бы интересный, как нам объяснили, фильм-метaфору "Патерсон".
(https://moviesarttalk.blogspot.com/2017/02/2016.html)
Мне многoe понравилось в этом фильме:
Его насыщенность литературными отсылками от Шекспира до Хопкинса. Его насыщенность сложными проблемами, в которых ставишь себя на место героя и пытаешься представить, что бы ты сделал, будь то "миссия" главной героини или ситуация, в которую попал учитель математики из Индианы. Его насыщенность искусством - театром, оперой, литературой. Вот только долгий взгляд камеры вверх, поверх голов, поверх небоскребов, поверх летящего вертолета, - эти кадры показались несколько затянутыми, прямолинейными, дидактичными что ли. И чуть не забыл - фильм понравился великолепной игрой актеров. Уж как я не люблю, когда кричат в кино. А тут кричат много - и жутко. Мать кричит дочери в присутствии 10-летнего сына: "Литл кант", на что дочь кричит матери на той же ноте и с той же силой: "Олд кант" (если это написать по-английски, блог могут закрыть. А с экрана - пожалуйста).  И это в еврейской семье!  Правда, в Нью Йорке. Правда, муж/отец ушел из семьи. Так я к тому, что мне ни разу не казалoсь, что крики притянуты для поднятия градуса фильма. У девочки трудный возраст. И вообще жизнь в Нью Йорке - не бостонская заводь.

Последнее замечание: в фильме звучит стихотворение Дж. М. Хопкинса "Весна и Осень". Вот оно в переводе Г.Кружкова и по-английски.
http://eng-poetry.ru/Poem.php?PoemId=3097
Его полезно прочитать перед фильмом, потому что фильм, на мой взгляд, вдохновлен этим стихотворением и назван именем его героини.