Monday, October 31, 2016

Евгений Онегин. Театр Вахтангова, режиссер Р.Туминас

Я дважды пытался не увидеть этот спектакль.
После того, как прочел, что спектакль очень современный, непростой, в нем Татьяна по сцене с кроватью скачет, я не пошел на "живой спектакль", который этим летом привезли в Бостон. Впечатлений после спектакля не слышал - и забыл о нем.
Осенью спектаклем театра Вахтангова "Евгений Онегин" открылась в кино серия "Спектакли русского театра".
Посмотрел оба трейлера спектакля на ютюбе и окончательно понял, что не пойду. (Какая, оказывается, гадость эти трейлеры!)  И не пошел в первый день. А все пошли. И, не вдаваясь в детали, просто сказали, что такое пропустить нельзя.
И я пошел во второй день.
Я благодарен друзьям, вытолкнувшим меня, и я согласен с ними - я бы многое потерял, если бы не пошел.
Со времени додинского "Жизнь и судьба", виденного семь лет назад, я не видел спектакля, где что-то так сильно понравилось и так сильно не понравилось.

Татьяна действительно скачет с кроватью по сцене, и мне это было тяжело и неприятно видеть. Проходящая через весь спектакль линия придуманной учительницы танцев, говорящей на французском, умирающей в центре сцены, перед тем, как появляется чучело медведя, с которым Татьяна начинает свой странный вальс, чем спектакль и заканчивается, - эта линия со всеми ее многочисленными символами, на мой взгляд, чужда роману. И зайка слишком долго скачет перед возком Лариных. И сон Татьяны поставлен абсолютно невыразительно. И письмо Татьяны -  зачем оно как бы нечаянно порвано девушками и кое-как потом сложено, - зачем?! У Пушкина-то оно сохранилось, он-то берег его "свято". Зачем вставлено "пафосное" стихотворение о поэте, рожденном для "звуков сладких и молитв"? Зачем выброшены многие важные части текста, зато день рождения Татьяны растянут до бесконечности? И самое, может быть, главное, что не понравилось - почему Татьяна взревывает в конце своей отповеди Онегину: "...и буду век ему верна" и ставит три (3) восклицательных знака, когда у Пушкина нет ни одного? Звучит, надо сказать, очень современно, с истерическим надрывом. Вообще вся финальная сцена настолько живее и драматичней у Пушкина! Хотя медведь Пушкину для финала не понадобился!

И при всем при этом, нет, несмотря на все это - незабываемый, яркий спектакль!
Прежде всего - текст. Как они читают, то есть говорят! Онегин- старший, Ленский, гусар, читающий от автора, - они говорят живыми интонациями, но понимая, какое сокровище им досталось. Так говорил Высоцкий в Дон Жуане у Швейцера.
И лица. Прежде всего, - лицо Татьяны. Она говорит мало, и там, где говорит, это не производит впечатления. Но когда она молчит, на своем ли безумном дне рождения, или, особенно, во время посещения онегинского кабинета, не жалко непроизнесенных пушкинских строк. Она их сыграла молча.
И лица Онегина-старшего и Онегина-младшего, и Ленского, и все время выпимши гусара, и мужа Татьяны, и обоих родителей, и, конечно, Оленьки. Все они - такие точные попадания, такие выразительные в своей пластике. Сегодняшние - и при этом оттуда, это было редкое, неотпускающее впечатление.
И музыка - такое же действующее лицо спектакля, как и актеры. Конечно, Чайковский. Но - такой же Чайковский, как то что мы видим - Пушкин. Музыка и спектакль очень подходят друг к другу.
И, наконец, режиссер. Переполненность спектакля его фантазией приносит в результате незабываемые эпизоды.
Ярчайшие для меня - танец Онегина с Ольгой. И знакомство Татьяны с книгами Онегина. И гениальная сцена, в которой генерал и Таня едят варенье из банки.
Как это придумано! Как сыграно!
Этот спектакль надо видеть.
Вот линк, он долго еще будет идти то тут, то там.
http://www.stagerussia.com/map-eugene-onegin

Thursday, October 27, 2016

Июльский дождь (1966) М.Хуциев

С этим фильмом у меня связаны сильные личные переживания.
Я видел его в Москве зимой 1967-1968, в каникулы. Я приехал туда, чтобы встретиться с Павлом Литвиновым, чье открытое письмо читали той осенью по "голосам".
В письме он давал свой адрес, по которому я собирался пойти и посоветоваться, как жить и что делать.
Пропуская детали, - до Литвинова я не дошел, а посмотрел фильм "Июльский дождь". И запомнил из него лошадей в грузовике, Баха в исполнении "Swingle singers" и пикник с осенним лесом, рекой и туманом.
http://moviesarttalk.blogspot.com/2012/10/swingle-singers.html
Фильм был очень далек от моих тогдашних настроений. но спроси меня сейчас, 49 лет спустя и спустя неделю после того, как я его пересмотрел, что запомнилось в фильме, - я скажу примерно то же самое. Бах, лошади в грузовике, осенний лес и река в тумане.
В фильме стало гораздо меньше идеологии по сравнению с "Заставой", это сделало его еще более западным, "неореалистичным", размытым во все стороны: размытая тоска, размытый сюжет, размытый пейзаж. И фильм от этого стал более поэтичным и выразительным.
В этот раз обратил внимание еще и на то, как необычно и настойчиво режиссер показывает "жизнь как она есть". Героиня во время ночных телефонных разговоров заходит в туалет, чтобы не будить соседей, и садится на унитаз. Во время прохода или проезда героини по Москве камера все время отвлекается, и мы видим и рассматриваем каких-то посторонних людей. Да и она сама идет по улице, оглядываясь на камеру, точно так же как остальные прохожие. Эффект правдоподобия для меня, во всяком случае, достигнут. И еще: в самом начале и потом опять кто-то за кадром крутит и крутит ручку настройки транзистора. Как человеку, чье детство прошло под папино слушанье "голосов", для меня несомненно: поиск идет по коротким волнам, на которых вещали "враги". Кто крутит? Что ищет?
Вот хороший разговор Александра Гениса о фильме - кстати, на радио Свобода! http://archive.svoboda.org/programs/OTB/2001/OBT.050501.asp
С большинством его оценок я согласен, разве что с его общей оценкой культуры 60-х - "хилая, эклектичная, скороспелая, локальная, куцая" никак не могу согласиться. "Там прожита жизнь" (Л.Эпштейн) , и если зачеркнуть ее - что останется?!

Friday, October 21, 2016

Застава Ильича (1963) Марлен Хуциев

Пришли в кинозал, чтобы встретиться с Хуциевым. Он не приехал, причем было подчеркнуто, что НЕ по состоянию здоровья или проблем с визой. Он снимает новый фильм! До 120-ти!
Ну и, конечно, чтобы познакомиться с фильмом, о котором столько слышали. Видели "Мне 20 лет", но знали, что это сильно укороченная цензурой версия.
Было очень интересно - фильм мастерски сделан. Звук шагов, свет и тени, поток жизни.
Но когда трехчасовой фильм закончился, мое главное ощущение было - какой это советский фильм! Восторженно советский, с Лениным в голове режисера и на полке в коммуналке главного героя. Мне сталала более понятна атмосфера "оттепели".
Этот добротный итальянский неореализм на советской почве перегружен идеологическими сверхзадачами, Интернационалом, "комиссарами в пыльных шлемах" и почетным караулом у Мавзолея.
Нет сомнений, что фильм делался искренне, не думая, что пропустят, а что - нет, и фильм получился очень преданным, очень правильным. Но тупая, злобная, пожирающая своих детей власть не могла терпеть ничего талантливого, как бы талант ни был ей предан.
Фильм сохранил многие черты времени и придумал несуществующие, например, встречу с поэтами в Политехническом. Oна вся, от начала до конца - поставлена! Но благодаря ей мы знаем, как выглядели они все в начале 60-х.
Прав, как всегда, Окуджава:  "Ничего, что мы чужие, вы рисуйте. Я потом, что непонятно, объясню".

Мне показался интересным вот этот документальный фильм-разговор о "Заставе" с Хуциевым и актерами.
http://tvkultura.ru/brand/show/brand_id/57845

Thursday, October 13, 2016

Франц.(2016) Франсуа Озон

Таня из Москвы пишет:

Это настоящее кино! После прошлогоднего британского фильма "45" (блог 29 декабря 2015 г.) это лучшее, что было на наших экранах. 
Фильм очаровывающе красиво снят, но не это главное. Главное - постоянное напряжение чувства, с которым его смотришь. Слишком часто сейчас смотришь правильно  выстроенную картинку и думаешь: красиво, а сделано это так вот; эффектно, но зачем ; и тд. в том же духе... А здесь просто замираешь, забываешь дышать  и проживаешь вместе с героями 1919 и следующий после окончания первой мировой год. Главную роль исполняет совершенно неизвестная мне Паула Бир, но теперь я её не забуду. Она несет в себе невероятную силу непроговариваемого чувства. Именно её образ нерв всей картины и именно он заключает в себе весь эмоциональный сюжет. Фильм, в основном, черно-белый, а цветные эпизоды, как мне показалось, не столько отражают движение чувств, сколько подчеркивают объемность и выразительность черно-белых эпизодов. Но, наверное, надо еще раз посмотреть, чтобы понять, почему вдруг появляется цветное. Если, конечно, получится: а то ведь снова перехватит дыхание и забуду понять...