Popular Posts

Monday, November 18, 2013

Ещё об "Aftermath"



Поскольку я чувствую особое отношение к этому фильму в силу своей фамилии (Едвабный), меня что-то удерживает от того, чтобы сразу же вытащить весы и погрузить всё, что мы видим в фильме на одну чашу, а на другую всех польских Праведников Мира. И смотреть на весы, как Третейский судья. Если мы это сделаем, то весы будут вечно в движении, и мы получим "вечный двигатель".
То, что произошло в этом местечке Jedwabne, нельзя назвать погромом, а полным геноцидом. Это при том, что поляки и евреи жили там бок о бок около 200 лет. Возможно, с пьяными погромами, но без неукротимой ненависти, влекущей геноцид. В книге Гросса "Соседи" вопрос о тогдашней ненависти поляков к евреям Jedwabne подаётся с такой степенью осторожности, что остаётся недоумение за что же поляки убивали своих еврейских соседей с такой целеустремлённостью и звериной жестокостью. Хотя в книге и есть глава "Коллаборационизм" о евреях, сотрудничавших с НКВД в 1939 году в доносительстве на поляков, но никакого документального подтверждения этому и цифр автору установить не удалось, а приводятся только туманные, косвенные указания на факты такого сотрудничества. Конечно же, всё еврейское население Jedwabne не могло быть в это вовлечено, но и зверствующие подонки не составляли всё польское население этого местечка.

Что удалось установить как факт - это, что беснующаяся мразь заставила раввина тащить за собой обломок памятника Ленину (по другой версии красное знамя) в колонне еврейских жителей Jedwabne по-пути к амбару, где их скоро сожгли заживо. Понятно, что это местечко не было богато на памятники, украшающие его улицы, и потому при первой возможности поляки разнесли единственный, что там был и который они люто ненавидели. Но всё же, не напрашивается ли предположение, что поляки олицетворяли евреев с советским режимом? В книге этот вопрос сгорает в огне описываемых зверств. А остаётся ощущение, что основным мотивом был грабёж.

Книга заканчивается упоминанием o двух каменных монументax в Jedwabne: надпись на одном из них продолжала ложь о том, что 1,600 евреев местечка было убито нацистами, на другом камне написано, что 180 человек, включая двух священников, было убито НКВД, польской секретной полицией и нацистами с 1939 по 1956. Этот второй монумент предлагается рассматривать, как невольное признание вины поляков за преступление, но можно ли его рассматривать, как указание на причину ненависти поляков к евреям остаётся без ответа.
Этот фильм о личной ответственности человека за СВОИ действия (или бездействие). Никто не может отвечать за действия других и уж тем более за преступления прошлых поколений. Но как мы видим, "свои" действия могут навлечь позор на целый народ или спровоцировать расправу над целым... местечком. Трудно представить, что бы произошло с евреями, если бы, как призывали многие, в России был бы устроен "Нюрнбергский процесс" над коммунистами за преступления в годы сталинского террора. Сколько еврейских имён мы бы видели в списках подсудимых.

Авторы фильма тоже подпадают под эту формулу даже, если они работают над произведением искусства (вымысла). Никто и ничто не освобождает от личной ответственности. Молодому, современно-образованному польскому фермеру, который в костюме и с портфелем на-равных разговаривает с чиновником банка, не приходит в голову обратиться за помощью в спасении надгробных памятников в правовые и общественные организации современной Польши. Почему? Потому, что он не может рассчитывать на какую-либо помощь? Или авторы намеренно "подворачивают" реальность под свою драму? Мы этого не знаем. Мы не знаем современной Польши. И тогда мы должны применить "презумпцию доверия" к авторам, которые знают польскую действительность, что при нашей осведомлённости сделать довольно трудно. И если мы пойдём по пути доверия к авторам, то вывод, который мы должны сделать это, что в Польше в отношении к евреям и к полякам - (потенциальным) Праведникам Мира - ничего не изменилось с 1939 года.

Не знаю. У меня не возникло доверия к этому фильму, но лучше держаться подальше от этого "местечка". 

7 comments:

Mark Chulsky said...

Я не однофамилец местечка, но тезка однофамильца -- позвольте вставить 20 коп.
Фильм я, наверное, пока что не посмотрю -- не предвидится ни времени, ни случая, -- но я о нем много читал и в этом блоге, и в прессе. Хочу добавить:
1. Это типичное явление: евреи Иерусалима поколениями мирно жили бок-о-бок с арабами, пока не случился погром в 1920-м. Греки долго мирно жили среди турок в Смирне, а армяне -- среди азербайджанцев в Баку. Наверное, и нам полезно об этом помнить -- так, на всякий случай.
2. Тот факт, что евреям досталось и за злодеяния коммунизма тоже, подтвержден историками и документами, особенно в Прибалтике. Сколько бы мы ни приводили длинные списки Ноб. лауреатов, мы все равно, как народ, будем платить за мерзости наших самых подлых представителей.
Спасибо Марку Е. за размышления и всем за внимание.
--Марк Ч.

Saveli said...

Всем есть за что платить, только достается не за это. Я не знаю темных ям человеческой души и темных ям души человеческого сообщества, но, на мой взляд, два фактора вызывают погром: наличие «чужести» и ощущение безнаказанности, а потом какое-то безумие овладевает толпой. Чем явнее «чужесть»: национальная, классовая или религиозная и чем больше «безнаказанности» от нейтралитета до поощрения, тем более безжалостен погром. А повод всегда найдется. Коммунисты в роду или капиталисты, чума или кровь невинных младенцев. Иногда размах удивляет даже тех, кто дал добро. В Варфаломеевскую ночь хотели уничтожить только верхушку гугенотов, но народу понравилось.

Iosif said...

Отзыв Тани (из Москвы):
Читала все, что писалось по теме, но, пока не посмотрела фильм, не хотела ничего говорить.
Мне кажется, поляки этим фильмом проговорили многие фигуры умолчания вокруг темы. Вскрывается обычная практика бандидов и тоталитарных режимов - создание преступной круговой поруки и вовлечение в нее ради очевидной выгоды в условиях абсолютной безнаказанности. Эсесовцы пообещали крестьянам землю евреев, если те их убьют, и они их убили. Заняли дома и земли и постарались забыть о том, в чьих домах живут и на чьей земле выращивают хлеб. Все разговоры о Христе и вечных винах евреев перед христианами только для самооправдания и самоуспокоения. Они просто крестьяне. Если бы не обещанная хорошая земля вместо болотин и косогоров, возможно, никто бы евреев и не тронул (жили же бок о бок не один десяток лет!), но ведь давали землю даром, всего лишь за убийство (В другие времена и в других местах давали деньги, дома, имущество - у евреев всегда было что взять...)! Деревня вступила в сговор с фашистами, но сама себе не могла в этом признаться, а, когда стало возможно, и свалила всё на них. Главное - сохранить землю в руках тех, кто получил её, убив хозяев. Думаю, что подобное происходило не раз, и не два, и не только в Польше, а на всех оккупированных территориях, но признаться в этом до сих пор невозможно.
В фильме показано, что только изменившаяся юридическая ситуация заставляет старшего брата так глубоко начать копать историю земли и дома, чтобы обнаружить на пепелище родительской хаты кости сожженных в ней заживо евреев. Младший брат не понимает, что заставляет его покупать камни еврейских надгробий и свозить их на поле. Старший брат полон решимости все узнать и всё понять. Они - олицетворение эмоционального и рационального, но разными путями приходят к общему: если они не могут сделать мир лучше, то могут не сделать его хуже.
Кажущийся абсолютным реализм фильма весь пронизан символикой и символической образностью. Это и блуждания старшего в лесу с контрастами света и тени; это и старый священник, который считает, что младший Калина исполняет волю Божью; и ненавидящий Калину молодой священник, который исполняет волю прихода; это ливень, под которым братья раскапывают тайну родительского дома; это и женщина, живущая всю жизнь в лесу, потому что не может жить рядом с убийцами-односельчанами. И, конечно, это распятый младший брат. Его убийцы могут и не знать, что для старшего такая смерть брата - искупление страшной родительской вины перед евреями, но в память о брате он делает то, что делает, - привозит евреев на созданное братом кладбище, и они читают поминальную молитву и по нему тоже. Нет, это настоящее кино с открытой авторской позицией, выраженной, в том числе, и средствами собственно кинематографического языка.
Думаю, это очень горький для Польши фильм, но после него можно обрести совершенно новое, гораздо более свободное историческое дыхание. России до этого очень далеко.

Lena said...

Я ещё фильма не видела, но...
Мой отец родом из Могилёва, из посёлка с литовским именем Сароканайс.Во время войны он не был там, он был лётчиком на Дальневосточном фронте, и потом уже обратно не вернулся. Когда я была там меня удивляло, как деревня очень хорошо помнила, кто и как себя вёл во время войны. Кто был партизаном, а к кому в гости приходили немцы, об евреях предпочитали молчать, как то было неловко, если спрашивала, отвечали вскользь. Белорусы отличались от поляков и украинцев. Можно объяснить это добрым нравом белорусов или влиянием партизанского движения или ещё чем. Мой отец говорил, что если бы немцы не карали бы так гражданское население из-за партизанской войны, население видело бы в них освободителей от советской власти.
Можно, наверное, сделать модель поведения общества в экстремальных ситуациях, много будет факторов и много будет вариантов.

KB said...

For no good reason, I remembered someone from the UK who worked with us in Boston. Once we had a dinner and it turned out that this person had no idea how many Jews died in the war. He was literally stunned when I told him the number. And this is someone with multiple PhDs etc who is now a prof. at oxbridge. Later I read in new yorker that in fact holocaust has not been taught in the uk schools till very recently. So as we say in hebrew, "yim bearazim nafla shalhevet..." I often have the feeling that ironically these days Germans are the only ones who care, among non-Jews.

Iosif said...

Я тоже посмотрел, наконец, этот фильм.
Он меня не задел эмоционально, показался назидательным, перегруженным символикой. Я бы сравнил его не с Покаянием, как Марина, а с "White ribbon" Ханеке (пост June 18, 2013)
При этом я согласен с Савелием и Таней, что если этот фильм поможет полякам посмотреть по-новому на свои отношения с евреями, то это "очень хороший и нужный фильм". И то, что в сегодняшней Польше появляются такие фильмы и такие книги, как книга Гросса "Соседи", уже говорит о многом.
Вот продолжение статьи Александры Свиридовой, с которой в блоге началась самая оживленная за последние годы дискуссия:
http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6584
Спасибо Тане за присланную ссылку.

Lena said...


По-моему интересно


http://booknik.ru/context/litsa/triller-ili-performans/