Popular Posts

Sunday, September 25, 2011

Persona 1966 (Ingmar Bergman)


Персона - фильм, о котором любят писать критики и простые зрители, хотят понять, что всё-таки хотел сказать Бергман, облечь в слова неминуемо глубокое впечатление от просмотренного. Сегодня я нашла статью, которая подходит к моему восприятию. В ней говорится о мистическом диалоге-дуэли двух сторон одной души. Отсюда легче идти дальше.
Два лица на экране, вместе, чуть под углом одно к другому, напоминают образ греческих театральных масок -dramatis personæ. Рука на голове, жест актрисы, которая отодвинула маску со своего лица.

1 comment:

СКИФИЯ said...

Занятно... Я тоже на днях постил стихотворение, посвященное этому фильму... Точнее - навеянное им:

автор Анастасия Винокурова из немецкого Дрездена наш человек...

PERSONA

В день, когда я потеряла голос, Штраус уснул в оркестровой яме.
Нет, не заметил седой маэстро тайной опасности верхних нот.
Пару секунд я еще боролась — но поселился в гортани камень.
И с этих пор лишь скупые жесты стали паролем для той, что ждет.

Тело впускало в себя Электру, тело отчаянно трепыхалось.
Под незнакомой, чужой личиной быстро менялись мои черты.
Тростью стучал полоумный лектор — то ли Мегрэ, то ли доктор Хаус —
но не сумел отыскать причины этой загадочной немоты.

В день, когда я потеряла голос,
горько за ширмой смеялся Бергман:
золотом пауз всегда гордятся — но для меня это кара впредь.
Небо вздохнуло и раскололось, острые камни укрыли берег
строками пафосных диссертаций — как эту дуру заставить петь?

Тело, впустив в себя Саломею, кружится, жадные взгляды дразнит:
все, что захочешь — конечно, будет!
Это ли, милый, не рай земной?
Все перепутаю, все сумею —
но принеси мне в награду, князь мой,
голову бога на медном блюде — в знак примирения с тишиной.

В день, когда я потеряла голос, воздух был полон мечтой и ядом,
а в волосах расцветали маки — так начинается колдовство.
Зевс выходил из прилива голым и выносил на руках наяду —
ту, чье лицо в предрассветном мраке неотличимо от моего...